Интервью

Социальный туризм — что это?

0

 

          ТУРИЗМ  СОЦИАЛЬНЫЙ  ТВОРЯТ В  МЕЖДУНАРОДНОЙ
                                 ТУРИСТСКОЙ АКАДЕМИИ

В настоящее время идет активная работа над проектом федерального закона о социальном туризме в России, и над соответствующим модельным законом для стран СНГ. И на  этом направлении  ведет активную работу, в частности, Международная Туристская Академия (МТА).       Вашему корреспонденту          довелось побеседовать  с первым вице-президентом МТА Юрием Путриком.

 

На фото:  Ю.С. Путрик выступает на научной конференции в Лосево в сентябре 2018г.

 

   — Юрий Степанович, чем занимается Международная Туристская Академия, какие достижения у МТА, которыми вы гордитесь?

   — Создана Академия в 2004 году. Наши учёные и специалисты-практики участвовали в разработке крупных  проектов, в частности,  по развитию  религиозного туризма, это был президентский грант. Разрабатывали рекомендации и по сельскому туризму. Нас регулярно приглашают принять участие в разработке законодательных актов, мы консультируем по федеральной целевой программе, имеем и собственные креативные разработки, в том числе в том, что касается учебного процесса в вузах страны по направлению «туризм».

    Вышло уже несколько переизданий федеральных учебников «Введение в туризм», «История туризма». Главным творцом этих трудов был известный петербургский ученый Михаил Борисович Биржаков, недавно, ушедший из жизни. Его уход оказался невосполнимой потерей для профессионального туристского сообщества  нашей страны.

   Академия разрабатывала программу по развитию туризма и в регионах. Многие годы  она участвует в различных научных симпозиумах, посвященных вопросам экономики, социологии, истории, географии туризма. А всё это началось ещё в деятельности  Национальной Академии Туризма (НАТ), в которой я много лет был вице-президентом, а  М.Б. Биржаков  — президентом.  А потом мы создали нашу МТА, где имеем свои акценты и  приоритеты. Стали разрабатывать стандарты по туризму,  модельные законы для СНГ.

 

   — Как долго Вы  работаете в туризме?

   — Аж с 1975 года.

 

  — И в чем же отличие МТА от НАТ?

  — НАТ – это именно национальная, российская академия, а МТА старается привлечь и международные связи, зарубежный опыт, причем не только стран СНГ. А главное наше внимание всё же к теории и практике, законодательству в области туризма как в России, так и в странах СНГ. Мы объединяем научную общественность, педагогов, практиков туризма также из  европейских стран, например, Финляндии, Венгрии, Болгарии… Из СНГ активно взаимодействуем, прежде всего, с Арменией, Азербайджаном. В МПА СНГ работаем с коллегами из этих стран над модельным законодательством.

 

   —  А что подразумевает понятие «социальный туризм», над проектом закона о котором в МПА СНГ сейчас при участии Академии идет работа? Что на сегодня происходит в этой сфере?

   — И в федеральном законе РФ Об основах туристской деятельности, и в модельном законе МПА СНГ О туризме  говорится о том,  что социальный туризм — это туризм, путешествия,  которые поддерживаются государством или  работодателем. Не все люди могут съездить к уникальному озеру Байкал, или соприкоснуться со знаменитыми памятниками культуры древней Греции или  Рима. Не могут себе позволить. А ведь это то, что очень значимо для человека в жизни: соприкоснуться с главными культурными достопримечательностями своей страны, планеты, или с восхитительными творениями природы. Это становится очень важным наполнением содержания жизни человека, её качества.

Поскольку коммерческий туризм – это когда человек полностью всё оплачивает из своего кармана, то социальный туризм, это такой вид путешествий, который дает возможность осуществить мечту человека. И как раз согласно идеологии Всемирной Туристской Организации провозгласившей социальный туризм дизайнером общества и инструментом, который даёт возможность прикоснуться к ценностям мировой цивилизации, природным сокровищам, как источникам оздоровления, духовного и интеллектуального развития. Социальный туризм делает доступными эти блага для широких слоёв населения, особенно его социально слабозащищённым категориям.

    Тут подразумевается и забота о людях с ограниченными возможностями. Во многих странах это поддерживается из госбюджета. Возможность путешествовать ведь снимает и социальную напряженность в стране. То есть, это относится к социальной политике государства, т.к. идет процесс предоставления скидок на что-либо, в том числе на туристские поездки.

    В общем, давно уже предпосылок к созданию модельного нормативно-правового документа о социальном туризме более чем достаточно.

 

   — Но  ведь было что вспомнить и из опыта СССР?

   — Богатейший опыт СССР, когда на всем теперешнем пространстве СНГ туризм носил в значительной степени социальный характер и граждане  путешествовали по всесоюзным маршрутам во все уголки огромной страны. Это происходило по профсоюзным путевкам с большими скидками, а то и вовсе бесплатно. И уже тогда этот опыт был предметом интереса и заимствования другим странами. Поэтому речь идет о продолжении и развитии традиции социального туризма на туристском пространстве СНГ.

 

   — И этот опыт хоть в какой-то мере использовали после распада СССР?

   — С принятием в 1996 г. Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» социальный туризм сразу был отнесен к приоритетным видам туризма.  А с 2017 г.  к нему  присоединился и детский туризм. В конце 1990 г. – начале 2000-х г.г. вносился и обсуждался в Госдуме проект федерального закона о социальном туризме, активно продвигалась  законодательная инициатива об отпускных чеках, подобно тому, как эта система успешно действует во Франции и Швейцарии. Предлагались и другие системы организации социального туризма в Российской Федерации. Однако пока на сегодня никаких утвердительных решений законодателем не принято.

Традиционно в сфере социального туризма присутствуют две категории слабозащищенных граждан – дети и молодежь, а также люди пожилого возраста. Детскому туризму традиционно, со времен СССР уделялось значительное внимание со стороны государства. Это происходит и сейчас, не без шероховатостей, конечно. А вот культуры и традиции туристских поездок и путешествий пожилых людей, пенсионеров, а также людей с ограниченными возможностями у нас так и не сложилось ни исторически, ни технологически, как, например, у немцев, испанцев, японцев и в ряде других стран. А ведь сколько мы видим вообще пенсионеров-путешественников из западных стран.

    И всё же, несмотря на то, что в федеральном законодательстве социальный туризм присутствует в основном на декларативном уровне, на практике к настоящему времени сложилась вполне определенная картина государственной и корпоративной поддержки путешествий различных категорий граждан: пожилых людей, молодежи, детей, работающих и их семей, людей с ограниченными возможностями. Это и все более расширяющаяся, начиная с 2009 года, география льготных поездок на авиатранспорте пожилых людей и молодежи из удаленных районов Сибири и Дальнего востока в Москву и на курорты. Это, конечно же, традиционные льготные поездки миллионов пенсионеров в санатории и пансионаты с лечением и оздоровлением ранее по профсоюзным путевкам, а ныне по линии и за счет социального страхования, что сейчас все чаще называется лечебным, медицинским или оздоровительным туризмом.

 

    — А как ведут себя регионы?

    — Говоря о региональном уровне социальной поддержки путешествий в РФ, налицо территориальное неравенство доступности этого вида блага и услуг. Разные главы регионов по-разному смотрят на эту проблему. А ведь и региональный бюджет должен участвовать в этом. Но одни губернаторы поддерживают пенсионеров, другие нет. Надо бы и детский туризм энергичнее поддерживать.  Создавать условия для проживания, передвижения.  Обустраивать туристские тропы, стоянки со всеми необходимыми условиями для обеспечения безопасности таких путешествий в природной среде. Важно, чтоб дети соприкасались с природой, и с дикой природой в частности.

 

    — Какова политика предприятий в направлении социального туризма?

    — В крупных корпорациях также идет поддержка не только своих работающих контингентов, но и своих пенсионеров. Самый яркий пример тут являет «Газпром».

     И всё  же приходится констатировать, что единой  системы соцподдержки путешествий различных категорий граждан пожилых людей на федеральном уровне так и не сформировано.

     Как видим, социальный туризм существует и развивается, хотя неравномерно и не всегда последовательно, и тем самым не обеспечивает равные права в доступности к природным и культурным благам. Поэтому остро ощущается общественная потребность в урегулировании данного процесса как формы проявления социальной справедливости.  Ведь далеко не все в период своей трудовой деятельности имели возможности путешествовать.

    Предлагаемый ныне проект модельного закона имеет адресный характер и охватывает все категории потенциальных социальных туристов. Он направлен на расширение и укрепление единого туристского пространства СНГ, в котором туристские поездки всех этих категорий граждан могут осуществляться по специальному ваучеру «все включено» (авиа – ж/д проезд, обслуживание/лечение, питание) один раз в год. В идеале клиентов системы социального туризма хорошо было бы освобождать и от подоходного налога.

В мире существуют различные перспективные формы организации и развития социального туризма и частично они нашли отражение в представленном проекте.

Полагаю, что обсуждаемый проект модельного закона СНГ «О социальном туризме» после его доработки и принятия, станет не только мощным стимулом для упорядочения и ускорения движения в этом направлении в государствах Содружества, но и катализатором социально-экономического развития в каждой стране. Ибо экономика – это не только движение капиталов, но и движение людей по регионам и странам. А ведь любой турист, пусть он даже и социальный, никогда не поедет в путешествие с пустым карманом.

 

              Справка.

Путрик Ю. С.

Доктор исторических наук,

руководитель центра социокультурных

и туристских программ

Российского НИИ культурного и

природного наследия им. Д. С. Лихачёва,

Зав. кафедрой туризма и гостиничного дела

в Московском гуманитарном университете,

вице-президент

Международной Туристской Академии

Баадур Цуладзе: любим — не любим

0

ЛЮБИТ  —  НЕ ЛЮБИТ

 

Умер в возрасте 83 лет известный с советских времен артист, а также режиссер советского, грузинского  кино Баадур Суладзе. Он многим знаком  по ролям в таких фильмах, как «Приключения Буратино», «Блондинка за углом», «Не горюй!», «Листопад». Всего Цуладзе сыграл более чем в 90 картинах, стал режиссером девяти кинолент и в одном фильме выступил в качестве сценариста.
Светлая ему память.

В СЕГОДНЯШНЕЙ  СИТУАЦИИ НЕ МОГУ НЕ ВСПОМНИТЬ МОЮ МАЛЕНЬКУЮ  БЕСЕДУ С АРТИСТОМ, ЧТО СОСТОЯЛАСЬ В ПРОШЛОМ ГОДУ В ПЕТЕРБУРГЕ.

 

П.Я. – Как в Грузии  ныне относятся к России?

Б.С. – Очень хорошо. Как всегда!

П.Я. – А как относятся к россиянам, которые живут в современной России?

Б.С. – Очень хорошо относятся к российскому народу. Прекрасно! Мы всех россиян очень любим!

П.Я. – А к Путину как относятся?

Б.С. – Путина у нас все ненавидят!

П.Я. – Но ведь российский народ в очень значительном большинстве уважает, даже и просто любит Путина, которого у вас ненавидят. Как же тут нам сойтись?

Б.С. – Это трудный вопрос… (И артист поторопился за своими коллегами).

 

Что ж, некоторые наши граждане тоже могли бы подобно выразить своё миропонимание.

 

Павел    Яблонский

Город Стокгольм ближе человеку, чем автомобилю

0

       «Зеленые», «устойчивые», «умные» города –

                  против  автобезумия

 

                  Ударим   бездорожьем  по автомобилю
                      и разгильдяйству автовладельцев

 

Бездорожье сегодня в России – это когда от бездны   автомобилей ни проехать, ни пройти. Разгильдяйство автовладельцев – это когда ездят и паркуются, где хотят. Когда всё это побудит по-новому посмотреть на проблему автобезумия в России?  Когда станем «умным» городом? Пока в СМИ только слышны стенания автомобилистов, которым хочется и хочется…  нас всех употребить.

Британская газета The Telegraph составила список топ-10 наиболее экологически чистых столиц мира в 2017 году на основе данных Всемирной организации здравоохранения. Рейтинг возглавил шведский Стокгольм. На второй строчке оказался Веллингтон в Новой Зеландии и на третьей —  столица Австралии Канберра. Также в список попали Уругвай, Эстония, Финляндия и Испания. А самым загрязнённым городом в мире считается Эр-Рияд из  Саудовской Аравии.

Большой Стокгольм – это около 1,9 миллиона жителей. Стокгольм ещё в 2010 году был признан первой «Европейской зеленой столицей». Швецию порой называют королевством пешеходов.  В среде градостроителей и экологов во многих странах мира в   последние годы  всё настойчивее  употребляются    такие понятия, как «зеленые», «устойчивые», «умные» города. И  это уже реальность Скандинавских государств, которая постоянно находит новые пути развития. Забота об экологии, бизнес, культура — в устойчивом городе всё продумано и взаимосвязано. Главной целью при создании устойчивого города должна быть безопасность всех его жителей, причем не только в экологическом смысле, речь об уменьшении любых рисков. «В жизнеспособном городе пешеход — король! —  восклицает К.  Тайпале, эксперт из Финляндии. —  Сделать пешехода королем —  хороший индикатор устойчивого города».
У нас же  пока восторгаются увеличением производства и продаж автомобилей, при этом ещё и ворчат о пробках и прочих проблемах, связанных с их засильем, а чаяния  человека без «бензотелеги» не особо и замечаются. В общем, концы с концами не сходятся, причинно-следственные связи автобезумия проглядываются лишь на поверхностном уровне.

 

 

 

   Мне довелось беседовать на эту тему с губернатором региона Стокгольма Пером Ункелем.


— Господин Ункель, какую долю в проблематике экологии города занимает тема транспорта, автомобилизации города?

— Это очень большая проблема. Здесь  два аспекта. Первое – необходимо добиться эффективности транспортных сообщений. Второе – это должна быть устойчивая система с точки  зрения экосистемы города.

— Были ли какие-то исследования, которые посчитали бы  негативные последствия автомобилизации во всех аспектах, все затраты общественных материальных, финансовых средств и сопоставили бы с  доходами от безудержного  распространения  автомобилей. Может быть, пора  заниматься не безоглядной рекламой автомобилей, а умной пропагандой за  снижение интереса людей к  автомобилю?

— Действительно, нам стоит пропагандировать максимальное  снижение  пользования личным автомобилем и за использование других видов транспорта. И если мы сможем уговорить людей  выбирать трамвай, метро, поезд, автобус там, где такая альтернатива автомобилю существует, то нам будет проще  рассчитывать на то, что люди станут использовать автомобиль лишь там, где это действительно необходимо. И, конечно, при этом мы должны активно способствовать тому, чтобы автомобили ездили на других видах топлива, источниках энергии, нежели на традиционных.

— У нас, когда доводится с кем-то говорить о контрпропаганде автомобилизации, говорят, что автобизнес не допустит этого. Ведь везде идет тотальное засилье авторекламы. Создается масса  автопроизводств, ими гордятся городские чиновники, и на каждом шагу народу внедряют с экрана: покупайте машинку, смотрите,  как она замечательно катается по… неизвестно откуда взявшейся в их рекламных кадрах пустой городской улице, реклама автомобиля как бы для города без людей.

—  У нас скорее наоборот. Шведский автопром хорошо известен  в мире, и он не встал поперек нашей дороги в стремлении создать город для людей. Политики крупных городов побудили автопроизводителей своими экологическими требованиями развивать модели машин на альтернативных видах энергии, как бы это им ни представлялось осложнением в  их бизнесе. Речь о тех машинах, что работают на газе, этаноле, электричестве.

— И каких результатов уже удалось достичь?

— О, мы добились очень существенных результатов! Наши крупнейшие  автопроизводители  относятся к лидерам в мире среди тех, кто выбирает более экологичные модели. Для них это тем более хороший, перспективный бизнес, поскольку во многих странах всё более  и более будут востребованы  такие автомобили, и такие автопроизводители окажутся готовы к этой ситуации раньше других. Например, компания Scania — один из мировых лидеров по выпуску тяжелых грузовых автомобилей и автобусов. В настоящее время автомобили этой торговой марки адаптированы на использование топлива с примесями биоэтанола. Однако к 2020 году планируется полный отказ от использования минерального топлива с заменой его альтернативными видами топлива, например, этанола. Компании, использующие биотопливо, будут освобождены от налогов на транспортные средства. Также планируется открытие биотопливных АЗС, парковка на которых будет бесплатной.

C 1 апреля 2011 года на более чем 300 шведских заправочных станциях можно приобрести новый дизель. Швеция стала первой страной в мире, где можно заправлять машины эко-дизелем, сделанным на основе масла шведских сосен. Это хороший пример того, как можно использовать многие ценные составляющие леса и как наше „зелёное золото“ может дать и больше рабочих мест и лучший климат.

Сейчас эти технологии, в том числе автомобили с использованием электроэнергии, развиваются очень быстро.

Это убедительный пример того, как хорошая и государственная, и городская политика создают хорошую экономику, дружественную по отношению к городской среде, когда проявляют заботу не только об интересах автомобилиста, но и любого горожанина.

— Не встает ли здесь другая проблема, когда продовольствие, которое может накормить многих недоедающих  в мире, будет использовано для автомобилей, которые будут не только подрывать здоровье, убивать  человека, но ещё и объедать его?

— Конечно, существует такой конфликт, и те, кто думал, что биотопливо  может решить проблему создания экологичного топлива, столкнулись с проблемами, которые стали возникать  и в сельском хозяйстве, и в лесном.  И думаю, мы ещё будем сталкиваться с не простыми  ситуациями, связанными с переходом на те или иные новые виды топлива для автомобилей. Пока мы не определились, какие его виды будут развиваться предпочтительно.

— Но есть и ещё проблемы, связанные с автомобилями: они забивают  своими объемами жизненное пространство человека. Как Вы видите решение этой проблемы?

— Во-первых, необходимо постоянно стараться  строить дороги таким образом, чтобы уводить ненужные потоки машин из центра города. В  Стокгольме осуществляется  очень крупный инфраструктурный проект побуждающий автомобили, едущие через город, не оказываться в его центре, не забивать жизненное пространство города.

— Но есть ощущение, по крайней мере, в России, что автомобилист – большой эгоист, он ведь мечтал приобрести эту игрушку, сидеть на диване с рулем и ездить-ставить её, где хочет  и когда хочет, он столько положил на эту цель в жизни, а порой даже и чьих-то жизней. Не пришло ли время образа жизни без автомобиля, девальвации образа автомобиля как ценности?

— Главное, подчеркиваю, — предложить автомобилисту убедительную альтернативу, которая представится ему лучшим выбором, чем то, что он сидит в автомобиле. Мы  же всё больше видим, как во всех крупных городах мира, или возле них, люди сидят в пробках часами. Это не приятно и самим  автомобилистам, и людям без автомобилей, которые вообще  непонятно за что страдают в этом окружении.  И если мы предложим альтернативу, которая окажется и более практичной, и приятной, то многие, как мы видим по Стокгольму, выберут её. В Стокгольме сегодня три четверти всех поездок, которые совершают люди на работу, осуществляется на общественном транспорте (это притом, что в Западной Европе автомобилей на душу населения в среднем в 3 раза больше, чем у нас. – П.Я.). И мы хотим, чтобы это число всё более увеличивалось.

— В России в результате ДТП от автомобилей гибнет более 20 тысяч  человек в год, калечится более 200 тысяч, а вообще от выхлопов, стрессов, шума, порождаемых автомобилями, сокращается жизнь миллионов. В итоге – в России потери экономики более 5 трлн рублей за последние 5 лет только из-за ДТП, огромные расходы здравоохранения и прочие. Не предстает ли уже безумием – раскручивание тотальной автомобилизации? Не странна ли радость от забивания города автозаводами?

— Думаю, запрещать автомобиль всё же не следует. Пусть автомобиль будет там, где он действительно необходим, где ему нет пока убедительной альтернативы. Но одновременно важно всё делать для того, чтобы автомобиль был экологически чистым. Если  мы сможем создать правильные условия  пользования личным автомобилем с точки зрения экологической, а также с точки зрения его перемещения и стоянки, то не будет никакого противоречия между развитием автомобильной отрасли  и интересами общества, всех его представителей, включая тех, кто сегодня особенно чувствует и осознает проблемы от автомобилизации жизни, что наступают на здоровье человека.

При этом, безусловно, важно всё большее внимание уделять и развитию общественного транспорта. Поэтому политики с целью сдержать автомобильное движение не могут просто лишь не строить дороги для автомобилей. Мы должны развивать дорожную сеть и  при этом  придавать большое значение её безопасности, и тому, чтобы она могла работать без простоев, дорожных пробок. Ведь простаивание в пробках с включенным двигателем особенно вредно с точки зрения экологии.

Так что необходимо и развивать дороги, и совершенствовать средства передвижения. У нас сегодня вместо бензина  повсюду можно купить газ и биотопливо. Мы мало того, что ввели плату за въезд в город на автомобиле, но в развитие общественного транспорта вложили 100 млрд. крон, где 50% — на рельсовый.
— Как в Стокгольме наказывают за стоянку автомобиля в неположенном месте – на тротуаре, во дворе, на газоне?

— У нас автомобиль может стоять только в  указанных специальных местах. Причем, с 9 до 17 часов —  за относительно существенные деньги. А вечером, ночью – тоже только в специально отведенных местах.

— Какие наказания за нарушения этих правил?

— Штраф от 40 до 300 евро, в зависимости от того, где вы неправильно парковались. Специальные муниципальные службы очень строго следят за этим, и если обнаруживают неправильно припаркованный автомобиль, то на его стекле оставляют уведомление о нарушении и бланк, с которым нарушитель должен идти в банк или на почту и оплатить штраф. Кроме того,  любой гражданин может сообщить в эти службы, если видит нарушителя, и непременно будут приняты меры. С этим у нас строго.

 

                    Павел Яблонский   Петербург.       

 

 

 

Совсем не говорят по-русски, но всё понимают

0

«Совсем не говорят по-русски.

Но все понимают»

 

Сегодня это можно сказать не про отдельных кавказских «кунаков жениха», а про большинство украинцев

 

Интервью в «МК в Питере»  Павла Яблонского

19 июля 2017 в 14:06, просмотров: 518

В Петербурге прошел X форум молодых соотечественников за рубежом. Съехались представители из 42 стран мира. Нашему журналисту довелось побеседовать с двумя юристами из Киева — Олегом Фасолей и Марией (фамилию она просила не указывать), которые вообще занимаются разносторонней общественной деятельностью. Они рассказали о том, как нынче приходится жить людям на Украине.

«Совсем не говорят по-русски. Но все понимают»

Кадр из фильма «Кавказская пленница»

Людей загнали в рамки

— Чем вы как юристы занимаетесь в Киеве?

Олег Фасоля: — В частности, оказываем юридическую помощь киевским ветеранам ВОВ, с Киевским советом ветеранов уже три года сотрудничаем.

— Были трудности в том, чтобы оказаться на этом форуме?

О.Ф.: — Добраться ныне непросто. В Петербург летели через Минск. Самолетами оказалось дешевле, чем поездами. Сегодня в Россию порой летают и через Стамбул.

Мария: — Мы охватываем юридическую, культурную и экономическую сферы деятельности. К сожалению, в Киеве сейчас такая обстановка, что мы не можем открыто выражать свои мысли. С огромным удовольствием побывали в Петербурге. Это просто город-мечта!

О.Ф.: — Однако работать на наших направлениях все сложнее и сложнее.

— То есть вы на родине чувствуете ограничения, не все можете сказать, открыто обсуждать?

М.: — Конечно. Мы не можем свободно говорить, публиковать в нашем издании по причине цензуры то, что думаем, выходить на необходимые сайты в интернете. Но все же надеемся, что ситуация изменится.

— Сколько в Киеве людей, близких вам по воззрениям?

М.: — Достаточно много. Хотя бы даже судя по Бессмертному полку на День Победы. Хотя власти запретили так называть это шествие, поэтому оно называлось «Никто не забыт и ничто не забыто». Мы сотрудничаем по совместным проектам с телеканалом «Интер», единственным, который позволяет порой что-то идущее вразрез с генеральной линией. Например, организовали большой праздничный концерт, на который пришло огромное количество людей, что говорит о том, что на Украине очень много тех, кто хочет праздновать День Победы над фашизмом, помнит, что значит это событие, хочет жить этим, демонстрировать свое отношение… Хотя их, к сожалению, сейчас загоняют в определенные рамки, за которые все же многие боятся выходить. А если кто рискует это делать, может поплатиться и своей свободой.

Украинцы просыпаются, но время уходит

— Люди и между собой опасаются свободно выражать мнение?

М.: — Постоянно приходится подстраиваться под того, с кем общаешься. Пытаешься сначала уловить: можно ли с этим человеком свободно говорить и насколько. Или совсем нет.

О. Ф.: — Так все мы стали нынче немного дипломатами.

— Бывает, что раздел в точках зрения проходит и через семьи?

О. Ф.: — Таких семей очень много. Муж с женой расходятся на этой почве, брат с братом могут стать врагами. Но эти тенденции более бросались в глаза еще пару лет назад. Сейчас же люди начинают понимать, что не получили того, во что было поверили, чего хотели.

М. : — Все более понимают, что их в очередной раз обманули. Мы же им говорим: что ж вы вовремя не включаете свои мыслительные способности?

О. Ф.: — К сожалению, очень сильно влияют СМИ, которые показывают все в одном направлении, а другие источники информации все более ограничиваются. И все же, глядя на реально происходящее уже длительное время, люди сами начинают понимать, что происходит. Им уже и не надо источников информации, сами все видят и все более осознают. Процесс осознания пошел… Но время, к сожалению, уходит. И если б людей еще больше подтолкнуть каким-то информационным ресурсом… У канала «Интер», слава богу, урывками что-то порой прорывается, но люди вопрошают: почему же так скромно, застенчиво, с постоянной оглядкой? Люди все чаще видят сейчас тех, кто еще недавно поддерживал основную линию в стране, а сейчас им за это стыдно.

— Что ж, раздвоение сознания у украинцев теперь?

М.: — Получается, сегодня не звучит то, что многие люди ожидают услышать, потому как одни боятся, а другим стыдно за свою вчерашнюю позицию и они в рот воды набрали.

— А боятся-то чего? Осложнений на работе, или что их посадят, или побьют, или даже убьют, как некоторых?

О. Ф.: — Вот, например, такое было. Сотрудник научного института опубликовал в соцсети на своей страничке фотографию с Красной площади в Москве в День России… И его просто уволили по статье.

— И по какой же статье?

О. Ф.: — Что не соответствует своей должности. А у него через 3 месяца намечена была защита диссертации, готовился получить ученую степень.

М.: — Или, например, человек съездил к своим родственникам на территорию ЛНР–ДНР. И его уже начинают подозревать, что он завел опасные связи. И таких сюжетов можно много привести.

— Ну а просто страх физической расправы есть?

М.: — У нас лично нет, но есть те, кто боятся этого. Когда мы собирались сюда, нам говорили те, кто нам сочувствует: вы там, в Петербурге, будьте посдержаннее, не политизируйте, чтоб потом не обрести в Киеве неприятностей.

О. Ф.: — Меры воздействия могут быть и в виде всяких проверок на работе, организованных властями, за которыми могут стоять и намерения, например, нас закрыть.

— В России говорят порой, что на Украине немало людей сидит, хотя об этом почти неизвестно самим жителям Украины.

О. Ф.: — Да, немало. У нас ведь нигде не встретишь статистику о том, сколько людей находятся в местах заключения. Она не ведется. И если даже появляется что-то в официальных источниках касательно этой темы, то нам понятно, что реально в заключении в разы больше народу. Это многие понимают. Информация закрыта, чтобы не шокировать украинское общество и зарубежных товарищей.

— Есть и те, кто находится в заключении без суда и следствия?

О. Ф.: — Разные есть. Беспредела очень много.

На Западе своя цензура

— «Свидомые» часто называют пророссийских людей, носящих георгиевские ленточки, «колорадами». Интересно, а у вас кто-нибудь указал, что колорадский жук — это пожиратель картофеля из уважаемого ими американского штата Колорадо?

М.: — Да в это никто не въезжает. А что касается нас, то мы с нашими товарищами не спорим там ни с чем, ни с кем не вступаем в дискуссии. Мы идем своим путем, занимаемся полезным делом: культурные мероприятия, которые нацелены на сохранение давно сложившихся культурных традиций города Киева. Самое главное для нас сегодня — защита ветеранов, которых, например, лишают помещений, где они всегда собирались. А ведь в каждом районе города есть своя ветеранская организация. Но теперь у них стараются отобрать помещения, подают исковые заявления. Таким образом, заинтересованные структуры пытаются разрушить ветеранские организации. И хотя льготы у ветеранов ВОВ еще сохранились, но постепенно все идет к тому, чтобы сначала лишить их общественные организации помещений, потом льгот, а дальше, может быть, и вовсе представить их врагами, коль скоро герои нынче уже другие.

И наша команда юристов ветеранов защищает. А за этой защитой идет защита сущностных вещей.

— А как иностранные журналисты, политики, общественные деятели смотрят на эту ситуацию на Украине? Они говорят об этом в своих странах?

М.: — Они приезжают к нам часто, некоторые постоянно работают, но полноценная информация о реальной ситуации на Украине на Западе не обнародуется. Там своя цензура в СМИ.

О. Ф.: — И об этом говорят нам сами же западные журналисты.

М.: — Причем среди них есть немало людей, которые все понимают и порой настроены так же, как мы. Но это никак не влияет на положение вещей на Украине.


Сергей Шнуров: Русский язык и матерные слова

0

 

Всемирный День  русского языка, учрежденный ООН, отметили  6 июня во всем свете.

 

               ШНУРООБРАЗОВАНИЕ  СО  ШНУРОПЛЕТЕНИЕМ

 

«Комсомольская правда».  Павел Яблонский. 6 июня 2017.

Сергей Шнуров: Русский язык и матерные слова в нем появились задолго до моего осуществления на этом свете


Лидер группировки «Ленинград» о расширении отечественной словесности
ПАВЕЛ ЯБЛОНСКИЙ TRUE_KPRU

Ежедневная рассылка новостей KP.RU
Сергея Шнурова уже штрафовали за мат на концертах, но музыканта это не смутило.
В канун Дня русского языка, который, как известно, отмечается во всем мире именно сегодня – 6 июня, мы решили побеседовать с Сергеем Шнуровым.
— Сергей, судя по вашим высказываниям, вы сторонник расширения русского языка. Но как-то всё — лишь за счет употребления матерных слов, за расширение с одного бока, то есть.
— Нет, вы меня не совсем поняли. Ведь понятно, что русский язык и матерные слова в нём появились задолго до моего осуществления на этом свете. Я же за то, чтобы русский язык русским людям использовать в полном его объёме.
— В полном так в полном. И почему бы тогда русским людям не расширять объём родного языка, например, за счет использования богатейшей палитры прекрасных русских слов, чего наблюдаем всё меньше, а не слов грязного свойства?
— Я ведь ничего не предлагаю: ни расширять русский язык, ни сужать. Просто есть инструментарий такой, как то – русский язык. И я предлагаю пользоваться в нём всем: как запятыми, так и наречиями, и деепричастными предложениями… Хотя деепричастные предложения детьми воспринимаются довольно сложно, и они могут ничего не понимать. Им бы попроще. Я — за полный объем большого, великого русского языка.
— Тогда вы и за то, чтобы заменить множество вытесняющих русский язык, и не всем порой у нас понятных иностранных слов на русские?
— Что ж, если так, тогда начните со слова «изба», замените его, оно ведь иностранного происхождения.
— Давайте и начнём, коль сходу другого на ум не приходит.
— Всё, спасибо, до свидания!
КСТАТИ
Происхождение слова «изба» уходит в далекие русские века. Этимология точно не установлена, как сообщат словари. Например, ещё в IX – XII веках так называли на Руси присутственное место, позже – бревенчатый крестьянский дом в деревне. Так что про слова иноязычного происхождения ткнул Шнур «в небо пальцем». Причем, другого примера и не привел.
А ведь мат тоже считают явлением иноязычного происхождения, пришедшим к нам с востока, так что в контексте нашего разговора мат — это и не расширение русского языка, а оскудение, причем за счет заимствований слов низкого происхождения. Когда одним-двумя убогими словами заменяют десятки куда более содержательных, наполненных массой оттенков.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Сергей Шнуров похвалил писателя Сорокина за мат
Как обычно, лидер «Ленинграда» восхитил слушателей откровенностью. Так, Шнуров сказал, что «Ленинград» напрямую вырос из писателя Сорокина, который является для него образцом использования ненормативной лексики. И что «Ленинград» — «инверсия Пугачевой» (подробности).

Георгий Гречко: «Я просто не успею разобраться в НЛО»

0

Георгий Гречко: «Я просто не успею разобраться в НЛО»

Интервью Павла Яблонского

 газета «Деловой Петербург»  12.04.2012

dp.ru

Накануне Дня космонавтики, который отмечается сегодня, Георгий Гречко рассказал об инопланетянах и вере в Бога.

 

Георгий Михайлович, сейчас много говорят о различных инопланетных присутствиях на Земле. Как вы относитесь к этому?

— Я считаю, что пока представителей инопланетных цивилизаций на Земле нет. Ни одного такого контакта с ними, о котором можно было бы с достоверностью утверждать, не было. Я ученый, доктор физико-математических наук, поэтому верить всяким слухам или бредням, например, какой-то женщины, будто она забеременела от какого-то иноземного существа, я не могу.

А про НЛО что скажете?

— Понимаете, я ученый. В течение 60 лет на моей памяти какие-то огоньки все где-то летают и летают, но мы ничего о них не узнали. Пилотируемые ли это объекты, или не пилотируемые, из вселенной ли они, из-под земли ли или из-под воды? А о составе чего-то найденного на Земле, возможно прилетевшего из космоса, лишь слышим: ртуть… сталь… неизвестный металл… Что же дальше? Мы ведь ничего о них того, что бы нас в чем-либо убеждало, не узнали! Я даже сам искал эти тарелки. Вот, например, мы ходили по поводу фотоснимка с якобы летающей тарелкой на Синае…  А тут вдруг недавно поступили сообщения о какой-то тарелке под водой у берегов Швеции…

Как раз военные моряки в последнее время много рассказывают о каких-то удивительных подводных объектах, которые перемещаются с огромной скоростью.

— Да-да, я им верю, что они видели такие объекты! Но пока непонятно, что это за объекты, откуда? То ли это пришельцы, то ли германская антарктическая «Новая Швабия», как кто-то предполагает. Никто стопроцентно ничего не сказал, что это. Мне уже восемьдесят, и я думаю, что просто не успею разобраться в летающих тарелках.

Американские астронавты ведь не раз рассказывали о встречах на Луне с чем-то, что можно отнести к признакам инопланетной цивилизации.

— Я с Эдвином Олдрином, что побывал на Луне, разговаривал несколько раз. Он утверждает, что все эти разговоры, слухи — полный бред. И я ему верю больше. Потому что, например, когда услышал по ТВ о нашей экспедиции к Тунгусскому метеориту, то там сказали: мол, они туда приехали, нашли летающую тарелку, затем привезли ее в Капъяр (Капустин Яр. — П. Я.), на свой первый ракетный полигон, и там спрятали на глубине в четыре этажа. И теперь, дескать, нам в России ничего думать, изобретать не надо, мы теперь все «сдираем» с этой тарелки и делаем. Вот такая потрясающая «достоверная» история на ТВ.

Вы человек верующий?

— Я находил веру дважды. В первый раз во время войны. Папа был на фронте, а мама находилась в блокадном Ленинграде, пребывая на казарменном положении. А я жил в деревне, когда вдруг туда пришли немцы. Они стреляли в кур, в корову, чуть не застрелили меня. Тогда, как и вообще во время войны, никого невозможно было попросить о помощи, кроме Бога. Потом, правда, я меньше обращал внимания на религию. Но по прошествии половины жизни стал задумываться. Я понял, во-первых, что у человека есть судьба. Во-вторых, скажу вот что. Я много гонял на мотоцикле, прыгал с парашютом, плавал под водой, летал на планере, на самолете, рисковал, не говоря уже про военное время, когда не раз оказывался под обстрелом или бомбежкой. Однако всегда выходил невредимым, тогда как всех других, что оказывались даже дальше меня от места падения бомбы, ранило. Я понял, что коль уж давно мог бы быть калекой или мертвецом, но этого всякий раз не случалось, значит, есть судьба и ангел-хранитель, который помогает мне на этой линии судьбы оставаться. Тогда я понял, немножко исходя из теории вероятности, что без ангела-хранителя я в половине случаев оставался бы невредимым, а в половине — вредимым.

А из коллег-космонавтов, насколько вам известно, много ли верующих?

— Американцы верующие. Хотя, думаю, не все. Один даже был проповедником в храме, и до полета, и после. А про наших сказать затрудняюсь. Есть вещи, куда нельзя залезать. Например, в душу человека. Если человек придет к батюшке и раскроет свою душу — это одно, а если я приду к своему даже другу и начну в душу лезть… Есть запретная тема, например, не узнавать о здоровье. Да и мама меня так воспитала, что ничего лишнего спрашивать не надо, когда человек захочет — сам скажет.

Что вы поняли за свою жизнь и как человек, и как ученый о человеке, о человечестве?

— Я открыл для себя, что наука, техника, технологии все более прогрессируют, развиваются, а человек все более деградирует. И как ни стремится наука человека сохранить, оснастить, приподнять, воодушевить, все стремится, по-моему, к обратному.  Если по Дарвину — то не от обезьяны идет человек, а, наоборот, к обезьяне.

Зачем Дали бросал швейную машинку с Эйфелевой башни

0

Зачем Дали бросал швейную машинку с Эйфелевой башни

В Музее  Фаберже в Петербурге открылась выставка Сальвадора Дали, беспрецедентная по масштабам в истории культуры России.
Мне довелось беседовать с издателем и организатором выставок С.Дали во Франции госпожой Мишель Брутта. В журнале «Город 812» оно было опубликовано к юбилею художника.

Журнал «Город 812»    25/06/2014         Павел Яблонский

Мир отметил 110-летие Сальвадора Дали, которого одни считают гением, другие – сумасшедшим. Возможно, ближе других к разгадке «загадки Дали» подошли люди, знавшие его много лет. Среди таких – Мишель Брутта, организатор выставок Дали и издатель его книг.

 

– Мадам Брутта, как судьба свела вас с Дали?
– Я училась в университете, изучала философию и работала в издательстве. С Дали я познакомилась в 1955 году – мы готовили к изданию его книгу «Трезубец», затем встречалась с ним, когда перешла в другое французское издательство, выпускавшее «Дон Кихота» с иллюстрациями Дали. Потом мы сотрудничали, когда уже я сама стала издателем.
– В Европе Дали ведь не сразу стал широко известен?
– Если говорить о Франции – около 1965 года. Я лишь тогда стала находить литографии Дали на набережной, где обычно продают всякие книги. К этому времени ему уже было много лет. Зато раньше он уже был хорошо известен в США. И заработал на жизнь именно там. Когда он в первый раз в 1934 году поехал в США, то еле-еле наскреб денег, чтобы оплатить путешествие. Дали тогда повез с собой в Америку огромное полотно, которое транспортировали пожарные, и оделся так, чтобы сразу скандально привлечь внимание. Именно так в Нью-Йорке и случилось. Потом в Америке он постоянно думал, как организовать ажиотаж вокруг своей персоны.
– В Большой советской энциклопедии было написано, что работы Дали представляют противоестественные ситуации и нарочито бессмысленные сочетания предметов.
– Он очень любил использовать в творчестве происшествия и даже порой организовывал их. Например, захотел, чтобы швейную машинку разбили о большой медный лист. И это сделали: сбросили швейную машинку с Эйфелевой башни. То, что получилось в итоге, он и нарисовал.
А как-то у него возникла идея сферы, в которой можно было бы перемещаться, принимая положение эмбриона. Сфера должна быть прозрачной. А в 1969 году плексиглас еще не был таким прозрачным, как сегодня. И нашли сумасшедшего инженера, который согласился провести эксперимент. Дали тогда сказал: «Идей вокруг тысячи. Надо лишь взять одну и реально осуществить. И вы обретете счастье».
Еще пример. В его доме в Испании я увидела сотворенную им объемную металлическую конструкцию, тетраэдр. Дали опускал его в воду с мылом и, дуя в трубку, создавал мыльные кубические объекты! Их стенки играли каждая по-своему, получавшиеся картинки он воспроизводил на холсте. Так Дали изобрел устройство, которое из мыла легко создавало множество картин.
Вообще Дали был весьма образованный человек. Он первым из художников использовал лазер. Первым применил в своих работах кислоты.
– Дали помогал вам в ваших делах или занимался только собой?
– Вообще-то Дали замечал: «Не нужно что-то делать по долгу дружбы». Но сам, однако, был способен на это.
Когда я занималась первым своим изданием Дали – предполагалось выпустить в серии «Карманная книга» (тиражом около 1 млн экз.) произведения Жюля Верна с его иллюстрациями, – то под первый выпуск книги я организовала выставку Дали в Париже и пригласила его, чтобы он лично помог в презентации издательского проекта. А Дали говорил об этом писателе: «Жюль Верн – это мой враг, поскольку распыляет человеческий разум, думает о Луне и не борется со смертью». К тому же Жюль Верн очень много ел, тогда как Дали – почти ничего.
И вот Дали решил написать портрет Жюля Верна с помощью вилок и при этом с завязанными глазами! Для меня это оказалось замечательной поддержкой – то, как великий мастер дал старт моему издательскому проекту.
– Он был религиозным человеком?
– После возвращения из США в Европу в 1949 году он все глубже стал погружаться в католицизм. И был даже принят папой римским.
– Из воспоминаний не очень понятно, какие у Дали были отношения с женщинами.
– Он восхищался женщинами, но не более того. Любил же он, скорее, существ типа унисекс, таких, которые как бы не имеют пола. Известна история его трогательных отношений с певицей Амандой Лир, о которой ходят слухи, что она транссексуалка. Вообще, он любил красоту и всегда был окружен красивыми женщинами. Однако всегда говорил, что сексуально немощен.
– Может, он предпочитал мужчин?
– Нет. Конечно, мужчины окружали его. Но не более того. Он необычайно дорожил женой Галой. Когда в 1982 году она умерла, для него это оказалось огромной трагедией. Он замкнулся и через несколько лет умер.
– Почему он так ни разу и не посетил Россию, хотя Гала – Елена Дьяконова – была русской?
– Я думаю, что ему не нравился коммунистический режим. У него и с Пикассо на эту тему были сложные отношения. Дали принадлежат слова: «Пикассо – гений, я – тоже. Пикассо – каталонец, я – тоже. Пикассо – коммунист, я – ни в коем случае!»

 

Мат в русской жизни и культуре

0
оТМЕЧАЕТСЯ  ЮБИЛЕЙ в.и. дАЛЯ, СОЗДАТЕЛЯ «ТОЛКОВОГО СЛОВАРЯ ЖИВОГО ВЕЛИКОРУССКОГО ЯЗЫКА».  На днях пройдет в Петербурге V Культурный форум .
Мата в нашей жизни  —  если на сцене и в кино его СЕГОДНЯ и уняли  —  хватает в запиканном виде на ТВ, не говоря про нашу жизнь вообще. ГЛАВНЫЙ «МАТОНОСЕЦ» СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ С.ШНУРОВ, КОТОРЫЙ И СИМВОЛИЗИРУЕТ ЭТО ЯВЛЕНИЕ В НАШЕЙ ЖИЗНИ, СТАЛ ТЕЛЕВЕДУЩИМ 1 КАНАЛА НА ТЕМУ «про ЛЮБОВЬ».  Особенно любит ворковать с матерком между  собой молодое поколение.
ПОРОЙ говорят, что мат обогащает русский язык, однако, когда матом заменяЕтСЯ всё болЬше слов и выражений, ТО ЭТО СВИТЕЛЬСТВУЕТ ОБ ОБЕДНЕНИИ РУССКОГО ЯЗЫКА, ЕГО ДЕГРАДАЦИИ.  КУЛЬМИНАЦИЕЙ ТАКОЙ «КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» МОЖЕТ СТАТЬ ЗАМЕНА ВСЕХ СЛОВ БОГАТЕЙШЕГО РУССКОГО ЯЗЫКА НА ТРИ, В РАЗНЫХ ВАРИАЦИЯХ, КАК В СТАРОМ АНЕКДОТЕ. В общем, Как у первобытных племен.
   нА ОДНОМ ИЗ КУЛЬТУРНЫХ ФОРУМОВ МНЕ ДОВЕЛОСЬ ПОБЕСЕДОВАТЬ НА ЭТУ ТЕМУ С ВЫДАЮЩИМСЯ ДЕЯТЕЛЕМ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ лЬВОМ дОДИНЫМ, У КОТОРОГО ЭТО  ЯВЛЕНИЕ СТАЛО НА ТОТ МОМЕНТ ДАВАТЬ РОСТКИ. дАЖЕ ПОТРЕБОВАЛО НОВОГО ПЕРЕВОДА шЕКСПИРА, ЧТОБ ОТКОПАТЬ У НЕГО МАТ.

Предлагаю интервью П. Яблонского с Л. Додиным, опубликованное в журнале «Город 812»

«Даже у Пушкина иногда вдруг проскакивает, извините, слово «говнюк»…»

04/04/2014

           Мы спросили художественного руководителя МДТ – Театра Европы Льва Додина, как он относится к мату на сцене.

– Допустим  мат на сцене или нет?
– Всё зависит от того, как употребляется, в каких целях.

– То есть, в принципе, можно.
– Мне кажется, что вообще на сцене можно всё, как и в жизни. Если существует матерная лексика в жизни, то возможна и на сцене. Вопрос только в том, нужно это для художественных целей или не нужно.

– Может, потому нецензурные слова применяют режиссеры, что не хватает других выразительных средств?
– Когда это становится единственным сильным средством выразительности и как бы художественным допингом, который всегда под рукой, то это симпатии не вызывает. Когда же это встроено в некую художественную систему, то всё возможно. Это как вопрос о таких художественных средствах, как обнажение. Всё определяется художественной задачей и художественностью способа выражения. Другое дело – что в итоге является искусством, а что не является.

– Разве не логично запретить мат в театре, если у нас его уже запретили в общественных местах?
– У нас законом запрещено и курить в каких-то местах, в том числе на сцене. Но вот у Чехова написано: «Как приятно выкурить сигару на свежем воздухе». Так что ж, давайте тогда резать Чехова и указывать в программке: «В связи с решением Госдумы  о запрете курения в таких-то местах пьеса подается в сокращении». Я думаю, это некий абсурд. Люди в жизни курят, выпивают, любят друг друга, рожают детей. Всё это есть человеческая жизнь и является предметом рассмотрения искусства. Поэтому любое законодательное вторжение в область искусства, кроме запрета порнографии (да и то если точно определить, что такое порнография), мне кажется абсолютно бессмысленным  и  зловещим.

– Тогда и на ТВ мат  не следует запрещать?
– Мат на ТВ – это другое дело. Мат в информационной передаче, в какой-то бытовой ситуации, транслируемой телевидением, – это иное. И когда там пикают, я понимаю, сигнал чего это, воображения зрителя вполне хватает. У нас ведь много чего запрещено, но при этом все это знают и все употребляют. Поэтому все понимают, что происходит. Вот даже у классика Пушкина в музыке его сценической речи иногда вдруг проскакивает, извините, слово «говнюк», или еще что-то подобное, и оно у него ведь предстает частью художественной речи. Поэтому я бы не говорил – можно или не можно что-то такое употреблять, а оценивал бы – художественное или не художественное возникает произведение, талантливый спектакль или не талантливый.
Впрочем, тут есть и вопрос бытовой. И я, вообще-то, ярый противник мата в жизни.

– Но если мат будет в театре, кино и литературе, то он не перестанет быть и в быту, в жизни.
– Неправда. У меня папа всю жизнь работал геологом, объездил всю Сибирь, у него в экспедициях работали и масса уголовников, но он никогда не употреблял ни одного матерного слова. И я не употребляю – ни в быту, ни в личных отношениях, ни в работе. Но поскольку я слышу это на улице, в армии, в разговорах начальников друг с другом и так далее, то понимаю: если сегодня мне надо отобразить какой-то кусок жизни, то порой придется прибегнуть и к этому языку. Как только это исчезнет из жизни, это исчезнет и из искусства.

– Как же это исчезнет, если, следуя за жизнью, современное искусство популяризирует мат?
– Это неправда. Ведь можно говорить: нельзя показывать на сцене смерть, поскольку и так хватает смертей в жизни. Но это в искусстве возможно лишь в том случае, если смерть вообще исчезнет… Хотя если человек станет бессмертным,  уйдет тема смерти, то и искусство исчезнет вообще.

– А на улице слышать нецензурные тирады вам приятно?
– Это ужасно! Это ужасно!

– Ну так молодые люди аргументируют: если в храме искусства можно, то почему нам нельзя?
– Вспоминаю, как много лет назад мы гастролировали с театром в Саратове. И вот на улице я был просто оглушен: матери с маленькими детьми запросто таким языком разговаривают!.. Но вот идет в том же Саратове наш спектакль «Дом» по Абрамову, и там звучит такое выражение: «Ты сука! Сука!» И вдруг – удары кресел: три человека демонстративно в знак протеста выходят из зала. И я пошел за ними, чтобы понять: почему? Это были мужчина и женщина, с ними, похоже, сын лет пятнадцати. И предполагаемый его отец говорит: «Ишь ты, тра-та-та,  «сука» сказал! Ах ты, тра-та-та, «сука» сказал!»  То есть смачно матерится и одновременно негодует по поводу употребления слова «сука» со сцены!   Вот ужас ханжества!  И когда перестанут он и другие так говорить, тогда и со сцены исчезнет и «сука», и прочее подобное.

– Получается какой-то замкнутый круг – пока в жизни есть мат, он будет на сцене, и наоборот.
– Никто не говорит, чтоб на сцене был мат. И ведь мат на сцене может и провоцировать желание не материться. Так, например, если я показываю жестокость на сцене, как она страшна, я тем вызываю отвращение к жестокости. Или если показываю национализм, как он ужасен… Так что же, лучше не показывать проявления национализма на сцене? Нет, всё же лучше показать, чтобы вызвать отторжение. Так что вопрос в применении, в художественности применения.

Марк ЗАХАРОВ, художественный руководитель театра «Ленком»

– Как относитесь к мату на театральной сцене?
– Если это весело и зритель созревает до состояния восприятия этого по ходу действия, то считаю, что допустимо. То есть можно употреблять, когда это оказывается необходимо. Но когда употребление такой лексики – эпатаж, то возникает неприятное ощущение. Русский зритель, как я заметил, не любит грубости. Ему становится тогда неуютно в зале. То же происходит и со мной на некоторых спектаклях, что я видел. Но иногда, как у нас в спектакле «Шут Балакирев», куда Григорий Горин вставил шутам ненормативную лексику, это просто оказывается весело и органично. Даже Дмитрий Медведев посмотрел и ничего не сказал нам… Хотя, может быть, он и не заметил, о чем-то думал тогда.

Александр СОКУРОВ, кинорежиссер

– Мат на сцене, в кино – это нормально?
– Категорически против.  Исключено. Исключено! Никаких других слов даже не могу говорить. И всё. Не буду даже мотивировать о мате. Просто исключено!

– А вот Лев Додин считает, что возможен мат в театре.
– Могу сказать, почему. Потому что у него это есть в театре. Я был на одном его таком спектакле, с которого просто ушел.                 

Павел ЯБЛОНСКИЙ

Комментарии:

Всё-таки не режиссёры на сцену несут мат, а драматурги. Не Пушкины, кстати. Те, которым слов не хватает. А «сука» слово литературное.

Написал nikia22 — 2014-04-07 08:41:37 / ответить

Где это он нашёл «у классика Пушкина в музыке его сценической речи иногда вдруг проскакивает, извините, слово «говнюк»? Нельзя ли точную цитату из художественного произведения? Даже если бы Пушкину и пришла в голову бредовая мысль вставить что-либо подобное в свои произведения, предназначенные для печати, то это, безусловно, никогда не было бы напечатано. И если уж по гамбургскому счёту, то есть, если деятели культуры равняются по Пушкину, то, возможно, стоило бы равняться не по выисканным в личных дневниках и письмах к приятелям-собутыльникам бранным и неприличным словам, а по высшим проявлениям его гения (которые, кстати, легко формулировались им вполне литературным языком)?

Написал maria_celesta — 2014-04-10 11:27:39 / ответить

«Даже Дмитрий Медведев посмотрел и ничего не сказал нам… Хотя, может быть, он и не заметил, о чем-то думал тогда.» Дремал он, как у него в обычае…

Написал Тень — 2014-04-12 14:55:31 / ответить

Анджей Вайда: «Валенса был придуман нами»

0

Анджей Вайда, Польша, Лех Валенса.

                       интервью 
Умер выдающийся польский режиссер Анджей Вайда, с которым мне не раз доводилось беседовать. Вот один из наиболее интересных  разговоров.

 

Выпуск  № 231  от  29.11.2013 «Санкт-Петербургские ведомости»
Анджей Вайда:
«Валенса был придуман нами»

Павел ЯБЛОНСКИЙ


Об испытаниях, через которые прошла Польша в конце ХХ века, и о современной ситуации в этой стране, о становлении личности Леха Валенсы журналист беседует с выдающимся польским режиссером Анджеем ВАЙДОЙ.

– Пан Вайда, не кажется ли вам, что в переломные годы в Польше возник некий разрыв поколений, скрытый конфликт, когда одно поколение вытесняет другое?

– С 1980-х годов у нас в стране происходили бурные процессы и политики играли огромную роль, были самыми видными фигурами общественной жизни. Там были личности, которые затмевали собой звезд искусства. Сегодня в политике уже нет ярких индивидуальностей. Лидер нынешней «Солидарности» Кшаклевский – это безликий профсоюзный функционер, а Валенса, безусловно, был личностью.


– Изменилось ли со временем ваше понимание личности Леха Валенсы? Ведь с ним много чего произошло за прошедшие годы, и, может быть, вы на этого человека и героя вашего кино сегодня смотрите по-ином
у?

– Я должен сказать, что в большой степени Валенса был придуман нами. Тогда польские интеллектуалы и рабочие оказались вместе. И даже независимо от того, что случилось потом – а, к сожалению, случилось то, что и должно было, считаю, случиться, – это было фантастично. И то, что я дожил до этого, видел собственными глазами, участвовал и даже сделал фильм об этом, где придуманные действующие лица соединяются с настоящими, – поистине потрясающее событие!

Когда я работал в сенате (первом демократически избранном. – П. Я.), там была огромная группа писателей, актеров, режиссеров. Но сегодня их нет. Их не выбрало общество. Оно захотело средних политиков-функционеров, а не личностей. Это отражение действительности. Значит, Польша перешла тот критический порог, когда все зависело от политиков. У нас уже течет нормальная жизнь, хотя для одних лучше, для других хуже, и последних, к сожалению, много.

Когда я через Интернет обратился ко всем желающим в Польше с просьбой прислать мне сценарную идею из нашей действительности, то меня поразило больше всего то, что в семи сотнях работ были самые разные темы, кроме политики и религии. Писали в подавляющем большинстве молодые люди. И оказалось, они не ищут решения проблем, апеллируя к политикам и к Богу. И себя они не видят в политике, потому что те, кто написал эти сценарии, – личности.

– Как виделся вами в те революционные годы и по прошествии времени Лех Валенса, личности которого вы уделяли особое внимание и с художественной, и с общественно-политической точки зрения?

– Я уже говорил, что в большой степени Валенса был придуман нами. Приведу только такой пример из тех времен, когда он выступил по телевидению в дискуссии с Миодовичем, председателем партийных профсоюзов. Мы хотели такой дискуссии, и я был в группе, которая работала над подготовкой к ней.
Телевидение тогда чувствовало себя неуверенно. А наши оппоненты из ПОРП (Польская объединенная рабочая партия) считали, что Валенса – это простой рабочий, что он наверняка потеряется перед телекамерой. Причем напротив него сидел Миодович, который был хорошо подготовленным, вышколенным идеологическим работником. Они были убеждены, что победит их человек.

И здесь партия попала в собственную ловушку. Потому что считала, что не может разговаривать с Мазовецким. Какой-то редактор католической газеты, интеллигент – это для них не собеседник. А вот Валенса – рабочий. Рабочая власть, рабочая партия должна разговаривать с рабочим. По крайней мере она не может ему сказать «нет», коль он к тому же оказался еще и лидером рабочего движения. Тут они и угодили в собственные сети. Почему?

Дело в том, что партийная демагогия Валенсе была известна прекрасно. Он ее знал наизусть и пользовался этим необычайно успешно и остроумно. И я думаю, тогда был потрясающе интересный и принципиальный момент в истории нашей страны. Случилось то, что было мечтой еще Мицкевича и многих наших великих мыслителей: как было бы прекрасно, чтобы польский народ разговаривал с польской шляхтой. Это и произошло.

Тем временем сам Валенса впоследствии оказался в сложном положении, так как был представителем, даже лидером, рабочих, у которых не получилось… Когда, согласно запущенным его же ближайшими соратниками реформам, надо было закрывать предприятия и увольнять людей, он не мог быть на стороне интеллектуалов, а вынужден был встать на сторону рабочих. В то же время, мне кажется, он и не до конца понял, что это процесс неизбежный. И что, чем более жестким будет процесс вначале, тем в итоге будет лучше, скорее придут результаты.

Он хотел спасти свою позицию перед избирателями. И вот наступает наиболее драматичный момент, когда в 2000 году он выдвигается кандидатом в президенты Польши и получает менее 1% голосов!.. Знаете, я думаю, когда-нибудь кто-то сделает фильм об этом!


– Может быть, в том, что вообще затеялось с «Солидарностью», был исходно большой обман?

– Нет. Я думаю, Валенса сыграл именно ту роль, которую должен был сыграть. Мы в Польше считаем, что он был великолепен на тот момент и никто не мог сделать все это лучше, чем он. Он к тому же по-настоящему умный и проницательный человек.

Я был, например, на дискуссии по проблемам телевидения. И он сразу тогда справедливо заметил, что толку здесь не будет, дискуссия бессмысленна. Но затем выразился очень точно и образно: «Правда – как задница. Каждый сидит на своей».


– Что же принесла свобода?

– Во времена борьбы «Солидарности» ее лидеры, польские интеллектуалы, были убеждены, что, когда наступит свобода, все будут счастливы и каждый возьмет что-то от этой свободы для себя. И, например, я буду делать такие фильмы, которые захочу, люди откроют магазины, мастерские, заводы, фабрики, банки. Свобода!

Но оказалось, что свобода только для части людей, а другая часть находится в неволе. В неволе прошлого. Причем в двойной неволе. С одной стороны, потому что эти люди отвыкли от инициативы. Очень много оказалось тех, кто просто живет на свете и не хочет, чтобы им давали инициативу. С другой стороны, ведь многие люди были заняты в промышленности, где в значительной степени была ориентация на войну. И когда война перестала быть актуальной, «оборонка» оказалась не нужна. А парадокс в том, что рабочие именно этой отрасли промышленности, которая тогда была ведущей, составили актив профсоюза «Солидарность».

Вообще же, говоря о корнях польского свободолюбия, надо отметить, что в польской деревне никогда не было коллективизации. Там сохранились индивидуальные хозяйства, и деревня была в определенном смысле местом независимым.

И еще очень важный момент: костел. Он в Польше никогда не был государственным. В итоге у ПОРП центр был в Москве, а у костела – в Риме. Он получал инструкции оттуда. В такой ситуации интеллектуалы, художники у нас тоже обрели некоторую степень свободы, большую, нежели в других соцстранах.


– Открыло ли для вас десятилетие перемен что-то новое в польском национальном характере?

– Мы, польские артисты, режиссеры, писатели, поэты, художники, в период войны пять лет были под немецкой оккупацией. Потом была Ялтинская конференция, где все опять решалось без нашего участия… И всегда считалось, что поляки не могут отвечать за то, что происходит, потому что не они создали эту ситуацию.

Но вот уже с 1989 года никакого алиби нет. И я думаю, что польская творческая интеллигенция могла бы уже сказать об этом обществе правду, что оно деморализовано и немецкой оккупацией, и последующим периодом. Ведь это состояние продолжается…

Наша настоящая надежда – в молодых людях. В тех, кто хочет учиться. Сегодня заметно увеличилось количество людей, стремящихся в университеты.
Надежда и в том, что молодежь хорошо работает. У нас есть предприятия, которые стоят на собственных ногах. Но есть огромные предприятия, которые непонятно кому принадлежат или находятся под чрезмерным влиянием профсоюза. Я с грустью вспоминаю ту «Солидарность», где была группа замечательных людей, боровшихся за свободу. Сейчас же «Солидарность» – это то, что ведет к деградации.

Кшиштоф Занусси о том, чем поляк отличается от славянина

0

Кшиштоф Занусси о том, чем поляк отличается от славянина

журнал «Город 812»     Павел Яблонский       19/05/2010

 О польском взгляде на современный мир Online812 поговорил со знаменитым польским кинорежиссером Кшиштофом Занусси.

(3) комментировать

— Вы говорили раньше, что «славянин» для поляка — ругательное слово. Но вроде бы сейчас, после того как Польше вошла в ЕС, поляки захотели себя ощущать более самобытными.
— Да, «славянин» в Польше — ругательное слово… Действительно, с момента вступления в Евросоюз мы  гораздо более почувствовали себя поляками, как, например, и испанцы, и другие. Пока стремились в ЕС, пытались доказать, что мы такие же европейцы, как все, а когда в паспортах уже оказались записаны как европейцы, то стали все больше обращать внимание на то, чем отличаемся от других.

— И к слову «славянин» стали лучше  относиться?

— Славянщина ассоциируется для нас с ленью, беспорядком, отсутствием обязательности. Начинают, но не завершают, пачкают, но не чистят. Поэтому к славянству в себе мы  не обращаемся.

— То есть в Польше отделяют  польскость в себе от славянскости, поляк – не славянин?
— Да. Ну а кто сегодня обращается к славянскости, кроме русских?

— Жители Балкан.
— Ну, Балканы – поскольку это малые страны. Но понятие «славянин» ведь лишь  в XIX веке стали развивать. Это вообще неопределенное понятие – кто славянин, в какой степени, откуда кто взялся. Ведь и Киевскую Русь образовали  Рюриковичи, которые не были славянами.

— Погибший недавно польский президент Качинский ездил в Грузию поддержать Саакашвили во время войны с Россией в 2008 году. Он правильно делал?

— Изменение  границ Грузии – это приглашение для всего мира  к опасным движениям. Поэтому я не удивляюсь,  почему мой президент полетел тогда в Тбилиси поддерживать ее президента, он боялся, что после такой ревизии границ может последовать и другая. И за это уже лежит ответственность на российских политиках, они начали этот процесс…

— А Косово?
— Хотя можно сказать, что Косово было первым шагом, и я не знаю еще степень вины западных стран, Польши в том, что признали Косово. А о произошедшем в Грузии – нужно еще посмотреть, кто в результате войны победил, кто проиграл.

— Все же на Южную Осетию Грузия первая напала.
— Нельзя уходить на уровень демагогии. Ведь на чьей территории находится Южная Осетия? На грузинской. Потому невозможно и говорить, что Грузия напала. Пустые слова.

— Разве комиссия ЕС  факт нападения  не подтвердила?
— Нельзя говорить:  кто  начал. А  надо говорить: где — на территории Грузии. Тогда не называется нападением то, что делается на своей территории. В конце концов, не важно, кто сделал ошибку. Важно прагматично  посмотреть – для кого с этого польза, для кого потеря. Мне кажется, для России пользы никакой.

— В Польше знают что-нибудь о современном российском кино. Какие-нибудь наши фильмы стали там событием?

— В последнее время произошел поворот в сторону российского кино, после того как почти 10 лет мало общались. У нас заметили картины Чухрая, Сокурова, Германа мл. И такие фильмы, как «Остров», «Возвращение». Вообще появляется много молодого российского кино, оно вызывает зрительский интерес.

— Вот у нас есть молодой перспективный кинематографист Федор Бондарчук – слышали о нем?
— Знаю работы Федора Бондарчука. Но это к истинному кино не причисляется. Есть, конечно, и такой жанр… Это для массовой публики, оно приносит что-то создателям, но произведение киноискусства – это нечто другое.

— Получается, Бондарчук уже бесперспективен для кино?
— Я не смею судить о своем коллеге, вообще не делаю этого  принципиально ни в чей адрес из коллег-режиссеров. Буду только наблюдать. Желаю ему всяческих успехов. Талант он имеет.

— Настоящее киноискусство еще востребовано в мире?
— Места для такого кино стало меньше, как и вообще для высокой культуры. Теперь мы имеем общество, где прежде всего влияют массы. В Европе никогда не умели с этим справляться, это американское общество с самого начала шло в этом направлении, оттого им легче.
В массовом обществе  меньше места для выдающихся индивидуальностей. Массовое общество – это  стандартизированное общество, которое требует, чтобы его не беспокоили. Поэтому настоящему художнику в этих условиях тяжелее. Это началось давно, с Энди Уорхола и других, которые из искусства сделали товар, точнее  – коммерческую услугу. Но на самом-то деле культура – это другое.

— А у вас в кино какие планы?
— Хочу снять картину о великой корпорации и о страшных женщинах, которые держат эти корпорации в руках и преследуют бедных мужчин.

— Это — в юмористическом жанре?
— Нет, это все очень серьезно.

— Вы были при прошлом  папе — Иоанне Павле II – его советником  по культуре. И при новом папе остались?
— Да, я остался  в папской комиссии по культуре, статус мой не изменился, просто прежде было личное, близкое знакомство с папой, а теперь нет той близости.

— Несколько лет назад вы говорили, что видите  будущее для Европы в возрождении православия в России. Сейчас, глядя на нашего нового патриарха, так же думаете?
— Все остается справедливым. Наблюдаю вашего нового патриарха, видел его обращение к молодежи прямо на стадионе. Это все, надеюсь, приближает православие к молодому поколению, с другой стороны, в Польше вызывает уважение, что православная церковь осталась очень критичной по отношению к  сталинскому преследованию религии. Это достойное поведение.

— В Польше при демократии стали меньше ходить в храмы, чем при коммунистах. Общество потребления заставило забыть о христианских ценностях?
— Общество потребления изначально, зародившись в XIX веке, строилось  на сильных моральных принципах. И я не думаю, что в наши времена падение нравственности особо сильно.  Ну а сокращение  посещающих литургии в Польше не превышает 10%. Это не тревожно. Правда и то, что в нынешних условиях повышения уровня жизни  люди могут себе позволить не задумываться над трудными вопросами, такими, как жизнь и смерть, смысл жизни. Могут позволить себе легкомысленность. Во  всем мире наблюдается такая тенденция…
Хотя Америка держится. В ней религиозность, христианство очень живые всегда. А это ведь самая высокоразвитая страна мира. В этом  и наша надежда.

— У нас немало людей считают, что ныне безнравственного и аморального вокруг стало больше, чем во времена социализма.

— Думаю, безнравственность в коммунизме была более дозволена и распространена. Все же капитализм –  общество с более сильными нравственными принципами.

— То есть польское общество за два капиталистических десятилетия стало более нравственным?
— Конечно. Несмотря на все публичные скандалы вокруг каких-то людей. Раньше это  проходило  без шума, как «решение партии».

— Вот Китай развивается, идет по своему особому пути. То тесть возможен не только капиталистический путь?
— Китай развивается  с огромным ускорением за счет того, что мало платят рабочим. Повысь там зарплаты – развитие замедлится. Людям жилось бы лучше. Вопрос в том – когда сделать, чтобы людям жилось лучше: сразу или подождать.

— В названиях ваших фильмов не раз встречалось слово «смерть». Вы говорили, что смерть —  это черная дыра…
— Это  я  высказал одно из представлений о смерти. Если у человека нет надежды, нет веры, то смерть – это черная дыра, которая все сжирает. А если есть надежда, то в конце черной дыры  он увидит и свет. Это зависит от того, во что человек верит.

— То есть каждый верующий знает, что нет никакой черной дыры.
— Это абсолютно фальшивое представление о вере. Из этого возникает некий расизм, будто если верующий, то надежда есть, а  неверующий – нет надежды. Посмотрите на жизнь всех западных великих святых, мистиков. У всех них были   огромные периоды, которые они называли «черными ночами», когда было только осознание наличия Бога, а чувства близости Бога не было. Сейчас изданы воспоминания матери Терезы из Калькутты, где она пишет, что, когда была молодая, у нее был очень сильный контакт с Богом, а потом на долгие годы контакт вообще пропал. И это очень важно, чтоб люди верующие и неверующие знали, что  состояние веры – это не что-то  постоянное, стабильное, вера приходит и отходит, вечером появляется, а утром ее нет, и  наоборот.  Веру невозможно положить на сохранение в холодильник. И в таком случае невозможно  деление на избранных, которые-де имеют контакт с Богом, всё ведают, и на прочих.
Потому и у неверующих вдруг возникает, хоть и слабое, чувство, что есть Бог, появляется вера. А у верующих,  хотя знают, что Бог есть, могут быть долгие периоды, когда верующий  присутствия Бога в своей жизни не чувствует.

— А вы утром с чего день начинаете?

—  С поиска Бога и размышления, зачем мне подниматься. Я очень много работаю, давно не высыпаюсь и поэтому утром всегда себя спрашиваю: зачем же мне надо сегодня  подниматься? И начинаю день с молитвы. Так меня учили с детства.

Досье

Кшиштоф Занусси родился в 1939 году. Изучал  физику в Варшавском университете и философию в Краковском. Потом учился в киношколе. Занусси — один из самых работоспособных режиссеров польского кино, снимающий одну-две картины в год, чередуя большое кино с телевизионными работами. Фильмы  Занусси имеют массу наград, в том числе Каннского, Венецианского и Московского фестивалей.
Режиссеру часто задают вопрос о его связи с производителями бытовой техники «Занусси». «Владельцы компании, производящей стиральные машины «Занусси», – мои дальние итальянские родственники, – объясняет режиссер. – Время от времени гостюю у них – в большом загородном дворце».                     

Павел ЯБЛОНСКИЙ, фото antonb-ru.livejournal.com

Вверх