Статьи

В ИТАЛИИ ХОТЯТ ДУШИТЬ, В ЧЕХИИ – УБИВАТЬ

0

          ИГРЫ СМЫСЛОВ

Сутин. – Итальянцы кланяются в пояс российским медикам: спасибо от всего сердца за помощь в борьбе с мировым вирусо-злом…  Хотят обнять, да вирусы не позволяют.  А то бы задушили россиян в объятиях.

Мутин. – Поэтому душат Россию санкциями, чтоб русским жизнь не казалась мёдом.

Сутин. – Но при этом итальянцы  шепчут русским на ухо:  это нам из Брюсселя с Вашингтоном бубнят: не душите русских объятиями,  душите лучше санкциями, вместе с нами.

Мутин. – А вот  чехи про дружеские объятия своё говорят: у нас, мол, с вами с 1993 года Договор о дружбе, (ещё до вступления Чехии в НАТО), а вы теперь на нас из-за  какого-то выноса с площади памятника Коневу обижаетесь, да ещё и агентов «Петров-Баширов» нам шлёте, чтоб убить старосту округа. Так вот, даже не хлебнув пива, и говорят.

Сутин. – Так ведь старосты и у нас были, при фашистской  оккупации. Фашисты их из местных  «энтузиастов»  назначали.

Мутин. – Вот я и говорю: если с чешским старостой, которого некоторые в России повышают до гауляйтера, что-то случится – например, «бехеровки» с пивом  перепьёт, — то  долго думать чехам в пивных, кто это сделал, не придется.  Фигуры на доске расставлены.

Павел Яблонский

ХАЙП ГИТЛЕР!

0


К   75-ЛЕТИЮ   СОШЕСТВИЯ  ВО АД  (30 апреля)

             ИГРЫ  СМЫСЛОВ



Мутин. – А ведь когда-то,  как сейчас,  тоже  кричали:  «Хайп!»,  «Хайп!», «Хайп  Гитлер!»…

Сутин. —  И ведь чем кончилось!.. Хотя  это  был  не  «хайп»,  а  «хайль». 
Мутин. —  Ну а кто сегодня слышит  что там на конце слова – «пэ» или «эль»? 
Сутин. –  А  ведь можно  и   просто  по-русски   сказать:  «хай!»…  Это  по смыслу всегда  был  тот  же шум-гам, как  ихний  «хайп», зато  без всяких заморских   приправ в виде «п»  на конце?
Мутин. – А на Украине свой хай был: знаменитый лозунг  «Хай живэ Радяньска Украина!»
Сутин. – И чем украинский  «хай» закончился?..  Хайль  Бандера!  Хайп такой теперь.


Павел Яблонский
 






КАК ПОБЕДИЛ ЛЕНИНИЗМ

0

ИГРЫ СМЫСЛОВ

 

                          

Сутин. — Ленинизм  всё  же ворвался  в  нашу  жизнь  и, кажется,   полностью нами  овладел?

Мутин. — В светлое  будущее-то  мы  по-прежнему  с энтузиазмом  не  верим,  но,  препираясь  с  монархией  короны  Вируса, совсем  разленились. Верные ленинцы мы теперь. Ленин всегда живой, лень ведь всегда со мной  —  в горе, в надежде и в радости.

Сутин. – Лозунг: «Вперед к победе ленинизма!» – наконец, реализовался?..  В таком случае, Ленину 150 и нам всем —  по 150!

Мутин. — Каждому!..  И чего-нибудь  покрепче!

ЗА КОНЕВА ЧТО СНОСИТЬ БУДЕМ?

0

                      

         Немало  нынче едких и ироничных заметок разных свободолюбцев  в сетях в адрес тех, что в ответ на снос памятника маршалу Коневу в Праге в России  предлагают  переименовывать улицы, станции метро, названные в честь личностей или городов недавно ещё братской Чехословакии.

    Но  хочется заметить, что в освобожденных  от фашизма странах Восточной Европы в эпоху «рассвета  демократии»  энергично  меняли ещё начиная с  90-х  названия улиц, площадей, станций метро, связанных с нашей страной. Давно изменили, в частности,  названия станций,  улиц с упоминанием Москвы.  Так, в Праге  метро  «Москевска»  («Московская»)  стала «Андел», в честь расположенной тут  пивной «Андел» (в переводе – Ангел). Хотя забавно, но в оформлении станции до сих пор сохранилась надпись «Москва»,  также оказалось не вытравить пока  и фрески с образами космонавтов,  в рядах  которых был когда-то, кстати, и знаменитый чех Ремек,  не справиться пока  на «Ангеле» и с советским флагом.    

      Нет с 1989 года Площади Красноармейцев, что в честь Красной Армии – освободительницы страны. В Братиславе  — подобно. Много лет как исчезла здесь и улица освободителя  Словакии Малиновского. Более того, если в России  до сих пор есть улицы Гашека, то в некогда братских странах  исчезли улицы Толстого, Достоевского, Пушкина, Гоголя, Чехова, Гагарина…  А ведь это мировые имена, а не «советские», не «коммунистические».

    А вот в России  везде сохранились не только улицы Пражская, Братиславская, и одноименные  станции метро, но и Бухарестская. Это при том, что современная Румыния с ненавистью стёрла всё, что было связано с нашей страной и идет в авангарде противостояния России, с энтузиазмом участвуя в создании ударного  натовского ракетного кулака.   

    Но интересно, что известный 80-летний  французский композитор  Владимир Косма, румын по происхождению, который уехал во Францию в 1963  году, поведал в интервью нашему телеканалу «Культура», что Румыния, оказывается, «была захвачена» фашистской Германией. Так нынче воспроизводится история. Хотя у нас-то  хорошо знают, что Румыния при Антонеску была блоковым союзником Германии. Именно румын помнят, как оккупантов, в Одессе, которые расстреляли 20 тысяч одесситов, и которые под Сталинградом   лишились аж 18 дивизий. Что они там делали?.. Хотя сегодня в Украине, может быть,  трактуют их, как добрых  союзников в борьбе с Россией.  

    А ещё Косма рассказал, как румыны в 1945-м с энтузиазмом приветствовали русских освободителей, пели русские песни, от души приняли русскую культуру, строили в те годы новую Румынию, вдохновляясь примером  Советского Союза. Косма сам, по его признанию, очень любил русскую музыкальную культуру, и когда переехал во Францию,  пытался использовать этот  богатый музыкальный багаж, но там это никого не интересовало, там увлекались американской  культурой, джазом и  т.п. И  композитор  перестроился.

      Обо всём, что было в Восточной Европе от начала 90-х  у нас, как правило, многие не знают, когда «либерально» иронизируют по поводу сноса памятника Коневу в Праге и намерения ответить  сносом памятника, посвященного «одному из чешских деятелей»,  в России,  как говорит о. Илларион. И не только он. И вот уже  говорят о необходимости переименовать  у нас  Пражскую улицу, метро «Пражская».

   А ведь представьте  себе, у нас не переименованы даже улица Варшавская, Гданьская!… Не ответили мы на польские  «мероприятия» по сносу памятников, и вообще за всё про всё.

   А уж сколько было в бывших братских странах улиц в честь Сталина, Ленина, Луначарского… Об этом и не говорим.

    Хотя, почему же в Париже ещё есть улица Сталинград?..  Видимо, потому, что они не хотят кому-то нравиться, как  наши бывшие союзники, которые переметнулись к  более  богатым. Французы уважают себя, сложившуюся систему ценностей, хотят  нравиться себе. Знают: Сталинградская битва – решающий перелом   в борьбе с фашизмом.

    Но!.. Фокус в том, что реализовать намерение снести чехам  что-то в ответ не просто, у нас и не сыскать памятников  с чешскими деятелями для показательного сноса. Можно обнаружить скромный бюстик во дворе  Петербургского университета первому президенту  Чехословакии Масарику. Да еще есть  скромный памятник Ярославу Гашеку  во дворе московской библиотеки иностранной литературы, и в небольшом волжском городке   Бугульма, он там  пребывал  в составе Чехословацкого  корпуса в 1918 году.

     Предлагают в ответ снести памятники чешские у нас. А их нет!

                            Павел Яблонский

ПОЧЕМУ ТЕЛЕКАНАЛ ВЫВЕРНУЛ ЯЗЫК?

0

      


ИГРЫ СМЫСЛОВ СВИСТОПЛЯС   

ПОЧЕМУ ПЕРВЫЙ ВЫВЕРНУЛ ЯЗЫК УНПЛУГГЕДОМ?

                  

Сутин. – «Вечерний Унплуггед»  на ТВ – это что?

Мутин. – Возможно, так  биолог Эрнст, руководитель Первого телеканала, назвал коронавирус на своем ТВ. Хорошо, что не корановирус, как  выразилось наше главное духовное лицо.

Сутин. – А почему  биолог не назвал так, чтоб понятно было и не биологу?

Мутин. – Эрнст, как  биологический вид, очень живуч. Накануне голосования по Конституции о русском языке важно  показать  народу как  это бывает с языком, когда  телеканал выворачивает русский язык до полного извращения.

                                   Павел Яблонский

САНДЕРС

0

САНДЕРС ОКАЗАЛСЯ АГЕНТОМ

0

ИГРЫ СМЫСЛОВ

СВИСТОПЛЯС 

    

 

в каком году родился полковник сандерс

        

    

САНДЕРС  ОКАЗАЛСЯ  РУССКИМ  ПОЛКОВНИКОМ

Сутин. – Почему Сандерс выбыл из президентской гонки в США? Потому что хотел капитализму прививку социализма?

Мутин. – Хуже! Оказалось, что это русский полковник Сандерс, который  создал целую сеть точек так называемого быстрого питания под  маркой   KFC, где стряпали  такое, что подрывало основы американского капиталистического общественного строя.

Сутин. – Его  харчевни  сочли местом производства не просто жареных фактов и всяких уток с курами, а вообще  — бактериологического оружия?

Мутин. – Хуже! Он постоянно демонстрировался на российском ТВ под видом рекламы сети ресторанов KFC!

КОРАНОВИРУС ИЛИ БИБЛИОВИРУС?

0

ИГРЫ СМЫСЛОВ

КОРАНОВИРУС   ИЛИ  БИБЛИОВИРУС,  А ЕЩЁ И ТРИ КОРОНЫ

Сутин. – Слово «корановирус» зацепило некоторых мусульман, когда оно услышалось ими из уст высокопоставленного православного  священника в  его просветвыступлении.

Мутин. – Это у него смешалось то, о чем приходится часто думать в последнее время:  то  джихадисты напирают, то атеисты, то вирусы…

Сутин. –  А может, он подумал о Швеции: как это — аж  три короны расположились в  государственном гербе, а подцепивших  короновирус  гораздо меньше, чем по всей Европе, а мусульман при этом очень много, даже лучший футболист Швеции  Ибрагимович?  Голова кругом!

Мутин. – «Швеция – сделано с умом», как говорится в их рекламе. Протестанты, в общем. Некоранованые  короли  разума.

Павел Яблонский

ПАРАД ПОБЕДЫ — 3 СЕНТЯБРЯ!

0


Уже не первую неделю вертится в голове у многих: как в нынешней ситуации с пандемией проводить парад и шествие «Бессмертного полка» в честь Дня Победы уже 9 мая, а ведь к параду к тому же задолго необходимы масштабные подготовительные мероприятия, репетиции, с привлечением тысяч людей.

И просилось: почему бы не перенести, например, и не назначить все эти торжества на 3 сентября — в День окончания Второй мировой войны.

И вот, как просочилось, в Госдуме уже начал зреть законопроект о переносе празднования 75-летнего юбилея Победы на 3 сентября. В России, согласно проекту, может появиться новый день воинской славы 3 сентября — День окончания Второй мировой войны, и одновременно упразднится действующая сейчас, как её называют, скромная «памятная дата 2 сентября»

«Формулировка «3 сентября — День окончания Второй мировой войны (1945 год)» символизирует переход от состояния войны к миру, поиску путей примирения и сотрудничества», — отмечается в проекте.
И вот!.. Замечательно может сложиться так, что если Россия хотела бы созвать на празднование Победы лидеров многих стран, как мечтала на 9 мая, но они на сей момент кочевряжились, то 3 сентября это как раз даже лучший повод для их приезда, чем в мае. Просто будет очень другая международная политическая ситуация, сама международная атмосфера. Скорее всего просто подрастворится былая конфронтация.

А ведь в сентябре это праздник действительно всей коалиции, сражавшейся против германо-японского военного блока, и осенью вполне можно было бы ожидать прибытия президента США, а тогда уж скорее всего и лидеров многих других стран.

Ведь и сама разразившаяся пандемия, и протянутая американцам российская рука помощи против страшного врага — убийственного вируса — отличный повод по-новому посмотреть на многие вещи в мировой политике, в том числе и на то, как нам всем в этом году отметить юбилей великой победы славной когда-то коалиции.

До сих пор в нашей стране считался Днем воинской славы 2 сентября 1945 года.
День Воинской славы был установлен в знак памяти о соотечественниках, проявивших самоотверженность, героизм, преданность своей Родине и союзническому долгу перед странами – членами антигитлеровской коалиции при выполнении решения Ялтинской конференции 1945 г. по Японии. И 2 сентября – это по сути второй День Победы нашей страны.

И вот в наши дни всё более очевидно, что в связи со случившейся в 2020 году почти третьей мировой войной в виде пандемии мир начнет пересматривать своё состояние, отношения между странами… Хоть на какое-то время, дай Бог, это может продлиться… Так почему бы не провести в жизнь 3-го сентября такой благоразумный и благодушный проект — устроить совместный праздник Победы во второй мировой и в третьей мировой одновременно, коль они так своеобразно совпали во времени с интервалом в три четверти века. Ведь именно к тому времени прогнозируется победа над пандемией.

Заметим напоследок, что днем окончания той войны во всем мире считается 2 сентября, однако в нашей стране не желали отмечать в один день с западными партнерами, подобно как с историей про 8 и 9 мая, поэтому празднование переносилось на день позже. А посему возможны вариации — День победы во второй мировой отмечать можно было бы или 3 или 2 сентября. Главное, чтоб страны-победительницы сошлись в благородных намерениях.

Павел Яблонский








КШИШТОФ ПЕНДЕРЕЦКИЙ: МНЕ МУЗЫКА МЕШАЕТ

0

Скончался Кшиштоф Пендерецкий. Это интервью Павла Яблонского с великим композитором опубликовано в 2014 году в польском журнале «НОВАЯ ПОЛЬША» в связи с его 80-летним юбилеем.

                 ПЕНДЕРЕЦКОМУ — МНОГАЯ ЛЕТА, А ПОКА 80

Знаменитому польскому композитору-классику Кшиштофу Пендерецкому исполнилось 80. Пендерецкий — обладатель более сотни международных премий, на рубеже тысячелетий он был удостоен в Каннах премии как самый великий из живущих композиторов.

Сначала он прославился как авангардист, но в последней четверти XX в. испытал на себе влияние творцов музыки XIX в. Большое место занимает в его творчестве музыка духовная, причем особенная роль принадлежит музыке, связанной с православной традицией.

Пендерецкий считает Петербург не только культурной, но и духовной столицей России. Он серьезно изучал древнерусскую музыку, церковнославянский язык, исследовал отношение текста к музыкальной фразе. Именно здесь, в Смольном соборе, несколько лет назад состоялась российская премьера его «Утрени» для солистов, трех хоров и симфонического оркестра.

Павел Яблонский не раз беседовал с выдающимся композитором. Данный материал составлен из фрагментов этих бесед.

— Вы прославились еще в 60-е годы «Плачем памяти жертв Хиросимы». Как Вы сегодня относитесь к этому произведению?

— Это одно из самых значительных моих произведений, отражающих мое отношение к миру. Оно не теряет актуальности и сегодня, поскольку в мире происходит много трагических событий. Все время войны… А уж что такое концлагерь Аушвиц! Я сам пережил войну, и в «Польском реквиеме» как раз писал о жертвах этого лагеря, о страданиях Польши вообще.

— Какие еще Ваши произведения особо Вам дороги?

— Например, первая опера «Дьяволы из Людена» (1969). Очень дороги все мои симфонии еще и потому, что, по сути, они представляют собой цикл, в котором одна симфония перетекает в другую. Камерная музыка занимает у меня особое место. И чем старше я становлюсь, тем важнее она для меня. Вообще сейчас композиторы не сочиняют камерной музыки, просто не умеют. Это иногда и труднее — она же интимна, исходит из глубины души. Ведь написать для четырех, трех, одного инструмента, возможно, даже и труднее, чем для большого оркестра.

— Можно ли говорить о какой-то одной музыкальной теме присущей только Вам?

— Нет, у меня очень разнообразная музыка, многожанровая. Но у нее есть одна общая черта — она близка человеку. Мне вообще очень близок и дорог человек. Я использую в своем творчестве Евангелие, написал много духовных произведений, но у меня при этом все же на первом месте не Бог, а человек. Жизнь человека ведь иррациональна, поэтому многие композиторы всегда будут обращаться к духовному.

Моя музыка часто носит абстрактный характер. Я думаю, если б я жил в Новой Зеландии, я писал бы не такую музыку, которую создаю, живя в Польше. Мой народ, моя семья, события вокруг — это моя жизнь, это меня и наполняет. И хорошо, что моя музыка задевает и русского человека, и слушателей многих других стран. Моя музыка — музыка славянина, швейцарец, например, скорее всего, вообще не будет писать музыку, а предпочтет сделать часы или сыр.

— Как складывались Ваши творческие взаимоотношения с кинематографом?

— Еще в 60-е я написал музыку для фильма «Рукопись, найденная в Сарагосе» В. Хаса. Было еще несколько работ. Брали мою музыку и С. Кубрик, и М. Скорсезе, и А. Рене… Совсем недавно я написал музыку для «Катыни» А. Вайды. В Катыни погиб мой дядя, а у Вайды — отец. Но вообще-то композитор, который пишет симфонии, у режиссеров не вызывает особого интереса.

— Вы обычно волнуетесь при подготовке к дирижерскому выступлению?

— Конечно, если оркестр плохо подготовлен или вообще плохой, то могут быть проблемы. Ну, а если такой оркестр, как в Петербургской филармонии, который и играет великолепно, и прекрасно понимает мою музыку, то для меня это одно наслаждение.

— Вводите ли Вы в свои композиции современные электронные  инструменты?

— В 60-е годы я увлекался электроникой. Даже много чему тогда научился. Но все же предпочитаю живую музыку. Сегодня я уверен, что из такого оркестра могу добыть больше, чем из электронных инструментов.

— Какие музыкальные инструменты особенно близки Вашему сердцу?

— Человеческий голос.

— Какие композиторы прошлого и современности в мире, в Польше, в России Вам больше всего нравятся?

— Многие. Из классиков — Бах, Монтеверди, прежде всего Бетховен. Очень люблю симфонии XIX в., например Малера, но, пожалуй, больше всех — Брукнера. Если говорить о XX в., то это Рихард, Штраус, Барток, Мессиан.  Из российских классиков XIX в. люблю практически всех, начиная с Бородина. Ну, а Чайковский — это уже мировая музыка! Люблю и Рахманинова, и Прокофьева, но у этого последнего — скорее не большие оркестровые произведения, а камерные. Ценю Шостаковича как автора не только симфоний, но и великолепной камерной музыки, она просто уникальна! Скрябин мне очень интересен. Русская музыка вообще заняла достойное место в музыке ХХ в. У меня сложились дружеские отношения с Р. Щедриным, С. Губайдуллиной.  И русскую литературу я всегда считал для себя очень важной, она обогащает мой внутренний мир. Кстати, в Польше она вообще очень популярна. У меня в планах музыка к поэзии Есенина.

— Что в музыкальном мире оказалось для Вас наибольшим потрясением, наибольшим открытием?

— Я рос в маленьком городке. Помню — мне было тогда около 14 лет, — как мы с отцом поехали в Краков на концерт «Страсти по Матфею» Баха. Для меня это было и настоящим потрясением, и великим открытием. В 1940-1950-е годы по радио такой музыки не передавали. Даже в филармонии религиозную музыку услышать было довольно трудно, ее начали исполнять гораздо позднее.

— Ну, а какой звук или звуки вызывают у Вас наиболее глубокие чувства?

— Если говорить о музыке — это ведь математика, абстракция, не имеющая прямого отношения к природным звукам. Я лично мыслю скорее формами, и только потом приходят звуки, музыка. Форма первична… Хотя, пожалуй, может быть и такой звук, который провоцирует меня на написание чего-то. Например, в «Семи вратах Иерусалима» я использовал инструмент, который сам сконструировал — тубафон. Я видел, как в Полинезии аборигены играют на бамбуковых трубах. Это был необычный звук, который оказался действительно чем-то новым, и мне захотелось воспроизвести его с помощью тубафона.

— Ваша музыка отражает мир или пытается его улучшить? Может быть, Вы своей музыкой стараетесь помочь человеку стать лучше?

— Конечно, когда я был молод, я был идеалистом и думал, что искусство, музыка могут изменить мир, человека, сделать их лучше. Но сейчас так не думаю.

— А если бы вдруг сегодня сам Господь Бог Вам сказал: «Кшиштоф Пендерецкий, Вы — выдающийся композитор, создайте ту музыку, которая может изменить мир к лучшему!» Что бы Вы ответили?

— Конечно, если бы сам Господь Бог обратился ко мне, я бы это сделал, но сомневаюсь, что Он ко мне обратится.

— Но Вы — верующий?

— Конечно, я написал столько религиозной музыки.

— При этом без общения с Богом?

— Пока да. И думаю, что никогда этого не произойдет. Просто, знаете, многие творцы ссылаются на Бога: «На меня что-то снизошло»… Я нормальный человек, не метафизик.

— С какой музыкой Вам приятнее отдыхать, а какая — вдохновляет на творчество?

— Вообще музыка мешает. Когда я пишу, я не слушаю никакой другой музыки. А для удовольствия чаще слушаю классику, например полифонию XVI в. Вообще люблю абстрактную, полифоническую, сложную музыку. Но просто так я музыку не слушаю. Тем более, если у меня вечером концерт. Мне любая звучащая где-то музыка просто мешает.

— Вы, стало быть, любите тишину?

— Да. Я постоянно живу в мире звуков, и от этого порой трудно куда-то спрятаться. У меня есть свой дом, большой парк, я увлекаюсь ботаникой. Там я себя чувствую лучше всего… Но и там у меня… птицы поют.

— Что увлекает Вас в русской духовной музыке?

— Во-первых, в русской христианской традиции большую роль, чем в западной, играет сама музыка. Как я давно обнаружил, служба в русском православном храме — это некое действо, нечто вроде музыкального театра. Без музыки, без пения службу в русском храме даже представить себе невозможно. В Польше, например, священник не поет, служба идет как бы в разговорном жанре. Мне кажется, что для композитора русский храм является источником вдохновения большим, чем западный. Я давно увлекся русской духовной музыкой. У меня уже есть несколько основанных на ней композиций для старославянских текстов…

— Что, по-Вашему, сообщает человеку русская духовная музыка?

— Коль вся православная литургия построена на музыке, в таком случае это совершенно иная концепция литургии, где рождается свой посыл, свое особое воздействие. И тут невозможно ничего выразить словами, невозможно ничего вычленить, невозможно смысл сформулировать в виде некоего сообщения. В этом удивительном русском музыкальном театре принимают участие все, и в итоге все предстает совершенно по-другому, чем на Западе, здесь все находящиеся в храме участвуют в действе и в переживании. Так вот и является тот самый уникальный феномен русской общности, соборности.

— А лично у Вас какие ощущения возникают, когда Вы слушаете эту музыку?

— Композитору вообще трудно словами передавать свои чувства, он их скорее может выразить в музыке. Могу лишь сказать, что я чувствую язык русской духовной музыки, понимаю то, из чего он складывается. Мне это нравится, близко, это — мой язык.

— То есть, Вы ее скорее воспринимаете рационально, как конструкцию, анализируете, из каких элементов эта прекрасная конструкция складывается?

— Да, да. Но сначала чувствами воспринимаю, а потом рационально. От чувства — к разуму.

— Если Вы так высоко цените русскую духовную музыку, то можно ли на этом основании говорить и об особой духовности русского народа?

— Думаю, да. В русской духовной музыке вообще больше спонтанного, чувственного, а в западной духовной музыке больше сдержанности, рассудка, рационализма. В костеле нет эмоций. Там человек более в себе, музыка сосредоточена внутри человека, а здесь она выплескивается, становится средством общения.

— Интересно, но даже режиссер К. Занусси, который многие годы был советником по культуре при Папе Римском, говорил, что обретения христианством в мире нового дыхания он ожидает не столько от католической, сколько от возрождающейся сегодня православной церкви.

— Я бы так не стал говорить. В польском костеле тоже есть большая духовная глубина. Просто она более сдержанно проявляется.

— Но, как известно, своя духовная музыка есть и у южных народов, мы знаем, например, американскую негритянскую духовную музыку — спиричуэлз.

— В этих случаях вряд ли может идти речь о том уровне духовности, о котором мы говорим. Скорее такая музыка говорит не о духовности, а о характере этих народов, об их темпераменте, ну и спонтанности. В Европе сложилось так: есть великий Бог и есть маленький человек, а вот у них Бог как бы доступнее, ближе, и всё в отношении к Богу спонтанно выплескивается наружу. Американские баптистские храмы можно назвать «экстравагантным христианством».

— О Санкт-Петербурге любят говорить, что это город архитектурных ансамблей, со своим выраженным стилем, духом, что он монументален. Возможно, Петербург близок в чем-то Вашей музыкальной системе?

— Меня особенно радует очень богатая музыкальная жизнь в Петербурге, он живет музыкой, музыка его питает, здесь очень хорошая публика. Если речь идет о музыке — это, можно сказать, главный город России. Сам же город, его образ, я воспринимаю как воплощение порядка и гармонии. Его построили за очень короткое время, и сразу подходили к его созданию, исходя из концепции целостности, ансамбля. Я много повидал на свете, но нет других таких городов в мире. К счастью, период социализма его облик не испортил. Старый Петербург — будто творение одного архитектора-композитора. Замечательно, что все это сохраняется.

— Что Вас радует более всего в жизни, что огорчает?

— Радует более всего мой сад, который я давно выращиваю, мои деревья. Они постоянно меняются: цветут, растут, развиваются. Когда я писал свою Седьмую симфонию, источником вдохновения стали для меня мои деревья, сад. Я чувствую

деревья, словно живые существа. Думаю, это единственное произведение в мире, которое написано в честь деревьев. А огорчает, расстраивает меня больше всего политика, особенно польская.

              Беседовал Павел Яблонский

Вверх