Андрей Бодров — просто художник.

Но очень не простой.

Статья Павла Яблонского в газете «Санкт-Петербургские ведомости» 15 февраля 2018 г. 

Научно-исследовательский музей при Российской академии художеств
с 16 по 26 февраля 2018 г. проводит выставку художника Андрея Бодрова.
Любители графического искусства в его истинном, чистом виде не первый раз имеют возможность побывать на выставках Андрея Бодрова. Из наиболее значительных последних персональных его выставок в Петербурге можно отметить ту, что прошла два года назад в Строгановском дворце Русского музея. Выставка эта даже, ввиду повышенного внимания любителей искусства, оказалась тогда продлена, что составляет честь вообще графике, как виду искусства.
В наше время это не просто – заявить о себе камерными формами чистой графики, когда художники вокруг энергично ищут себя в самых разных видах и жанрах, экспериментируя во всевозможных их сочетаниях. Но в этом — и определённая роскошь личности Андрея Бодрова: в наше время быть таким художником, который являет нам чистое искусство, такое, которое своей прозрачной тишиной апеллирует к глубинам человеческой души.
Ещё в 70-е годы явилось в отечественном искусствоведении такое понятие, как «тихая графика». Так стали именовать движение среди художников-графиков, чьё творчество оказалось антитезой боевому, энергичному искусству, порой, с ярковыраженной социальной, политической направленностью.
«Тихие графики» же шли по пути исследования человеческих переживаний, внутреннего мира личности, её органичного взаимодействия с собой, природой, общественным пространством. Их вдохновляло образное выражение чувства, мысли через вроде бы обыденное, повседневное, красота которого подчас не всякому заметна. Эти художники в своей удивительной «тихой графике» открывали нам красоту этого «тихого» мира.
Андрей Бодров – художник более молодого поколения направления «тихой графики», родился в Ленинграде 13 февраля 1968 года. Он так и представляет свою цель как творца: остановить «прекрасное мгновение», мимо которого мы пробегаем в суете жизни.
Ступая по этому пути, Бодров пришел и затем к искусству гравирования на металле, где требуются кропотливость и вдумчивость. Оба искусства характеризуют монохромная черно-белая лаконичность и конструктивная чёткость в любой композиции.
Ключевую роль в становлении Бодрова как художника, по словам самого Андрея, сыграли известные в художественном мире учителя, преподававшие в изостудии Дворца пионеров (Аничковом дворце), среди которых он выделяет Галину Коршунову. Благодаря Коршуновой увлекся и печатной графикой — линогравюрой. И так потом пошло, что проявившаяся тяга к черно-белому языку завладела художником на всю жизнь.
Но главным своим учителем Бодров называет Анатолия Давыдова, под руководством которого обучался в студии при Худфонде Ленинградского отделения Союза Художников. После закрытия Худфонда Андрей продолжал заниматься у Давыдова и сегодня считает его своим главным наставником — и в профессии, и в жизни, — как очень незаурядной личности, о которой так же вспоминают многие его ученики, ставшие известными художниками.
Основные заповеди учителя, усвоенные Андреем Бодровым, – стремление к конкретности и краткости художественного высказывания. Цвет отражает красоту внешнюю, а черно-белое – внутреннюю: таково художническое кредо Бодрова.
Художник немало путешествует по стране и миру, и своими неповторимыми средствами выразительности преподносит нам множество очень интересных наблюдений по части природного и городского пейзажа.
Многое затем переводит на гравировальную доску и в процессе этой работы избавляется от всякого многословия в своих образах и превращает свое творение в лаконичный, но ёмкий образ.
Стоит, однако, заметить, что не только лиричность и созерцательность присутствуют в работах Андрея Бодрова. Его манера может быть и вполне энергичной, даже резкой.
Андрей Бодров с трепетом относится к этой выставке, которую представляет как некоторые итоги своей полувековой жизни. Каким он предстанет нам завтра?..