Записи с меткой американизмы

холуин шагает по россии

0
            ИГРЫ    ДИАЛЕКТИЧЕСКИЕ               СВИСТОПЛЯС

 

 

 ХОЛУИН  ШАГАЕТ  ПО  РОССИИ

 

Сутин. – Какой-то «холуин» в России получил большое распространение.  Это праздник холуёв, что ли?

Мутин. – Это праздник хэллоуин, который отмечается в Великобритании, также в США и близких им по языку, культуре, вероисповеданию и мировоззрению странам.

Сутин. – В России, значит, тоже рвутся в им близкие?

Мутин. – Это происходит пока лишь один день в году, в канун Дня всех святых, когда духи умерших могут вернуться на землю. Хэллоуин отмечают те русские, которые в своих святых не верят, а ищут святых в мире англоманском.

Сутин. – Так разве не на букву «х» они всё равно?

Мутин. – Не только. Они и на букву «х», и «y»,  и  «z». Поколение икс плюс

 

 

 

Павел Яблонский

 

ФАНЫ И ФАНОВЫЕ ТРУБЫ

0
ЛАБОРАТОРИЯ ДИАЛЕКТИЧЕСКИХ ИГР              РУССКИЙ ПЕРЕПЛЯС

 

ФАНЫ  И   ФАНОВАЯ   ЗОНА

 

 

Сутин. – Что это такое: то ли фановая зона, то ли  фанзона?

Мутин. – Если это зона  для фанатов, или для маленьких таких фанатиков,.. скажем из ИГИЛ, любителей по части  пострелять, это находится обычно в пустыне,  а  если зона для фанов, то есть для больших любителей покричать, это располагается в городе.

Сутин. – Да, фан-фан-тюльпан в общем…  А тогда что такое фановые трубы?

Мутин. – У фанов —  это вувузелы, а у фанатов –  элемент пивопровода в отхожем месте.

 

Павел   Яблонский

ПРЕЗИДЕНТ — ОГУРЕЦ?

0

ЛАБОРАТОРИЯ  ДИАЛЕКТИЧЕСКИХ  ИГР      РУССКИЙ  ПЕРЕПЛЯС

Pickle King Cartoon Character wearing a Crown Фото со стока - 41138695

                           ПРЕЗИДЕНТ  —  НЕ  ОГУРЕЦ, и даже не огурайц

 

Сутин. —  Говорят по ТВ  о какой-то, как слышу, «огурации» российского президента… Это что значит? Превращение президента в огурайц? В огурец?

Мутин. – Это так говорят в Америке, когда человек вступает в должность   главного… такого, например, фрукта, как Трамп. 

Сутин. – Но почему в России Путина-то с огурцом увязывают? Он же у нас  совсем не фрукт, тем более не овощ! И сам говорит: россияне — «не огурцы в бочке».

Мутин. – Да, нашего президента в любом виде никто никогда не съест.  И уж если он у нас, по-ихнему выражаясь, «инаугурант»,  то по-нашему —  просто «гарант». Гарант и  того, что россияне  не будут «огурцами в бочке». 

 

Павел Яблонский

Хайп за русский язык

0

 

             ЛАБОРАТОРИЯ  ДИАЛЕКТИЧЕСКИХ  ИГР  «ВИДОПЛЯС»

 

 

 

                           ХАЙ  ЗА  РУССКИЙ  

 

Сутин – Правда, что в Латвии и Украине  кричат о защите русского языка уже последними словами, все аргументы для Евросоюза израсходовали?
Мутин – Да, там прессингуют русский язык, йес, причем даже если он будет и без  мата.
Сутин – А в России люди тоже защищают родной русский?
Мутин – Нет… То есть, да, трекингуют к амбассадам Латвии, Украины с  разными  там  лайфхаками  и  хайпуют.

 

Павел  Яблонский

 

Путин-тинь-тим

0
              ЛАБОРАТОРИЯ ДИАЛЕКТИЧЕСКИХ ИГР «ВИДОПЛЯС»
     

                                Путин-тинь-тим

Сутин. – Слышали, по ТВ в новостях: «Путин тим», «Путин тим»? Что это?

Тутин. — Это, наверное, колокол звонит: «путин-тинь, путин-тинь»,.. как я вас услышал, который должен  напоминать нам о чем-то вечном, или о ком-то…

Сутин. – Вы не расслышали. Это не «Путин-тинь», а «Путин-тим». Команда такая создается вокруг Путина.

Тутин. – Ну, значит, коль это зовётся по-американски, создается команда «американцы за Путина»… Или это просто произошел несанкционированный взлом русского языка.

 

Павел Яблонский

 

Раздвоение русского впервые

0

      Да,  добровольцы  мы,
             с  раскосыми  глазами!

 

Историческое событие произошло в России: назвали понятие одновременно и по-русски, и по-иностранному:  «добровольцы» и «волонтёры». Такое теперь у нас есть движение, такой прошел и съезд: «Всероссийский форум добровольцев  и волонтёров».

Вспомнили у нас где-то наверху, что в русском народе слишком укоренено было слово «добровольцы», причём  в самом благородном патриотическом  смысле, ведь чего только не свершалось выдающегося в нашей стране именно добровольцами, а не волонтёрами. Ну и что из того, что они были зачастую «комсомольцы-добровольцы»?  Не надо комплексовать! Ведь не стесняются у нас называться «Комсомольской правдой» или «Московским комсомольцем», хотя там ничего общего с теми понятиями давно нет.

Так что всё же привязка к нашей русской цивилизации заявила о себе. Ведь волонтёр — по сути  это всё равно как если б сегодня, даже на волне всеобъемлющей американизации русского языка, назвали бы спутник сателлитом… Хотя завтра в России «продвинутые» так его и назовут.

У тех, кто вел репортажи по ТВ об этом  съезде всё равно лезло с языка «волонтёр», им было не справиться с собой, ведь говорить  с иноязычной закваской, американообразной прежде всего,  значит слыть продвинутым,  современным.

По поводу же названия движения хочется ещё отметить, что впервые истинное раздвоение русской культурной идентичности  в России проявилось в официальном названии понятия.

Ну, а  название статьи навеяло признание  Евгения Евтушенко: «…Да, скифы мы, с раскосыми глазами».

                                             Павел Яблонский.   Петербург.

Людмила Вербицкая: «Русский язык — это вопрос национальной безопасности»

0

Людмила Вербицкая: ‘Русский язык — это вопрос национальной безопасности России’

Ректор Санкт-Петербургского госуниверситета  в  беседе с  Павлом Яблонским  уверена, что речь политиков и телеведущих обязана быть правильной, а в деле защиты русского языка России можно 9 - Yablonsky-Pavel_DSC_0963(23)обратиться к опыту Франции.

Ректор Санкт-Петербургского госуниверситета Людмила Вербицкая, которая, как известно, является и заведующей кафедрой общего языкознания, недавно осуществила издание серии карманных словарей, учащих российских политиков и чиновников правильно говорить. Однако прогресса в языкознании профессор Вербицкая у них пока не заметила.
Людмила Вербицкая поделилась своим мнением о проблемах и нынешнем состоянии русского языка. В беседе также принял участие завкафедрой русского языка для иностранцев СПбГУ Евгений Юрков.

 

 Фото Павла Яблонского.    Кафе «Синий Пушкин» знатного «язычника» Сергея Шнурова в Петербурге.

 


— Людмила Алексеевна, каково ваше мнение о продолжающейся в русском языке «эпидемии» иностранных заимствований? Прежде всего, конечно, речь идет о влиянии американской массовой культуры…
Людмила Вербицкая:
— Конечно, это американизмы. Но я уверена, что это уйдет. Русский язык подобное испытывает не в первый раз. Ведь что творилось в петровские времена!.. Наше время, с точки зрения заимствований, перед петровским куда более воздержанно. Тогда ведь это просто насаждалось в приказном порядке.
А вообще-то сегодня мало кто из рядовых носителей русского языка может сказать, какие заимствования из какого языка к нам пришли. Взять хотя бы, как немцы любят шутить, ‘простые русские слова ‘бутерброд’ и ‘шлагбаум’… Страшно здесь не это. А то, что когда мы оторвались от текста (раньше ведь любое выступление было по бумажке), то люди начали формулировать мысли сами, на уровне своего культурного развития, и в речь стали проникать сниженные пласты лексики. Поэтому элементы разговорной речи стали попадать в язык всяких, даже официальных выступлений, в том числе во всевозможных передачах по телевидению. Разве можно было раньше даже слова ‘мужик’ и ‘баба’ столь свободно употреблять в литературном языке, и многое другое?
Мне кажется страшно для русского языка отклонение от норм — на фонетическом уровне, грамматическом, синтаксическом. А смотрите, что с числительными происходит! Упорно говорят: ‘В двух тысяч четвертом’. Ну, никак не сказать, почему-то: ‘В две тысячи четвертом’!.. И с ударениями много ошибок.
Вот мы поэтому и издали уже 3 карманных словаря для политиков. Издадим еще 4-5. Тут и произношение, и ударение, и управление, и фразеология… Ведь речь политиков, государственных мужей должна быть убедительной, должна воздействовать на людей, поэтому обязана быть правильной.
— Не возникает ли в ходе внедрения американизмов эффекта «перепрограммирования» нашего сознания? Ведь то, как мы говорим, — есть наш менталитет, наша национальная идентичность. И может быть сейчас происходит изменение нашего менталитета, мы перестаем быть самими собой?
— Тут есть, конечно, о чем думать… В определенной мере это представляет такую опасность. Особенно если говорить о современной молодежи, в языке которой сильны эти заимствования, и в сознании этого поколения может что-то измениться необратимо. Но будем надеяться, что все-таки язык наш справится с этим. Преодолеем, очень надеюсь. Не хотелось бы, чтобы этот сегодняшний «языковой рационализм» изменил наш язык и наш национальный менталитет.
— Есть такая библейская мысль: ‘Вначале было слово’. То есть, слово формирует сознание, а сознание формирует бытие. Как мы говорим, так мы и живем. Если речь путаная, засоренная, грязная, то и жизнь — такого же качества. Что вы об этом думаете?
— Да, пожалуй, это так… Вспоминаю нашу молодежь, которой довелось поработать в зарубежных структурах, где была совершенно чёткая организация труда и быта, и с них требовалось меньше слов и больше дела. Так вот они начинали замечать со временем соответствующие изменения и в своей речи!
Евгений Юрков:
— У нас сейчас как раз от одной организации есть заказ — сделать мониторинг того, кто как говорит в среде российской молодёжи и в российской элите. И скоро мы сможем эту интересную тему осветить более основательно.
— Попытки ввести закон о русском языке в России вызвали уйму насмешек. А ведь это закон политический, если говорить о национальной культуре, достоинстве, о языке, как об одной из составляющих национального суверенитета. Актуален ли сегодня такой закон?
Людмила Вербицкая:
— Конечно, закон о языке нужен. В том, как его нужно и можно защищать, наглядный пример дает высокоразвитая во всех отношениях Франция. Язык, безусловно, у нас такой самодостаточный организм, который и сам справится. Но помочь ему нужно. Вот даже возьмите эту лавину иностранных фильмов, в том числе всякой чуши, которую даже не успевают дублировать. И где уж тут до нормативного русского языка! Читает за всех персонажей диктор, очень часто неведомо какие слова употребляет, да еще и без интонаций. Такой фильм смотришь — это ж просто как «мусорный ящик» русского языка! Такая ‘школа’ для молодежи! А ведь во Франции вы не увидите такой американской продукции, так поданной французскому зрителю, даже и с титрами по-английски не увидите. Там за нарушение закона и штрафы большие применяют.
У России своя специфика, конечно. Но я надеюсь, наш парламент всё-таки примет закон о русском языке, он нужен. Русский язык — это действительно и политический вопрос, это вопрос национальной безопасности России, нашего российского суверенитета.
— Тем более, как вы неоднократно отмечали, в мире растёт интерес к русскому языку, значит он должен представать как образцовый и самобытный язык, сохраняющий присущие ему ценности. А не уподобляться «бруклинскому наречию»…
— Безусловно. И хотя компьютерные технологии, новые западные науки, типа менеджмента, принесли нам много иностранных слов, но это временные процессы, язык справится. Ведь ещё даже Ленин писал (и в этом был прав), да и не только он, что надо употреблять, подбирать русские слова вместо соответствующих иностранных. Хотя компьютерные технологии и показали нам, что аналогичных слов русских у нас и не было…
— А, может, мы просто стали ленивы, хватаем то, что оказалось под рукой, не прилагая усилий отыскать или сотворить новое в русском языковом пространстве? И это слывет за ‘продвинутость’. Вот Солженицын попытался к русскому языку подойти творчески, так ‘продвинутые’ стали над ним потешаться. Понятно, новое время предлагает новые технологии, новые понятия, так может быть надо, не комплексуя, творить и новые русские слова?
— Замечу сразу, у меня особое отношение к Солженицыну… Всё же, думаю, прожив долгое время за рубежом, отслеживать все процессы на родине ни один, хоть и гениальный человек, полноценно не сможет. Хотя, конечно, в своих рассказах, написанных ещё до отъезда на Запад, Солженицын продемонстрировал прекрасный образец творческого русского языка. Взять хотя бы знаменитые ‘Матрёнин двор’ или ‘Один день Ивана Денисовича’…
Евгений Юрков:
— Мой сын занимается компьютерами, и в его среде по этому поводу так много находок с точки зрения русского языка, в том числе с добавлением окончаний, суффиксов! Да, это конечно жаргон, но за последний год всё у них очень обрусело по сравнению с тем, что было ещё лет 5 назад.
— В славянских странах Восточной Европы издавна очень серьёзно относились к иностранным словам. Они переводили на свой язык многое из того, чего мы не стали делать. Например, в чешском языке даже вместо ‘компьютер’ творчески сконструировали слово ‘почитач’ (‘счётчик’ или ‘считальщик’), которого прежде в языке не было. У нас же в последнее время даже восточнославянские фамилии, заканчивающиеся на ‘ски’, порой не склоняют — как в Америке…
Людмила Вербицкая:
— Надо, конечно, склонять. Такая традиция в русском языке. И в Чехии, и в Словакии, и в Польше такие фамилии склоняют. С другой стороны хочу обратить внимание, что в традиции русского языка говорить Киргизия, Белоруссия, Башкирия, — а не Кыргызстан, Беларусь, Башкортостан. Это они себя так пусть называют, это их самоназвание. Ведь мы же говорим Англия, а не Инглэнд.
— А как вы относитесь к ‘спикерам’ законодательных собраний, Госдумы, Совета Федерации — хотя это ‘председатели’?
— Разумеется, это ни к чему, кроме, возможно, особых случаев. Да и взять хоть ‘кофе-брейк’ — разве нельзя и тут выразиться по-русски? Ведь у кого-то это получается — назвать ‘перерыв на кофе’…

                              

Праймерис — это такой рис? «Комсомольская Правда»

0

18. DSC_8780Павел ЯБЛОНСКИЙ     колумнист      Комсомольская правда

Праймерис – это какой-то рис?

Наш колумнист размышляет об американизации русского языка.

В день рождения Александра Сергеевича Пушкина наш колумнист размышляет об американизации русского языка

В нынешнее время активизации российского самосознания стоит сказать несколько слов о том, что нас отличает от других народов, например, о нашем государственном русском языке. Тем более, в связи с тем, что глава государства более года назад учредил Совет при президенте по русскому языку, а в Госдуме не раз намечались слушания по поводу защиты русского языка. Но ничего не происходит.
Однако, «русский язык – это в действительности и политический вопрос, это вопрос национальной безопасности России, нашего российского суверенитета» — говорила в интервью с автором сих строк Л. Вербицкая ещё более 10 лет назад.
Скорее всего, народу на прошедшие недавно мероприятия под названием «праймериз» пришло бы больше, если бы называлось это на родном языке. Можете не сомневаться, спроси людей, что это такое — «праймериз», далеко не всякий ответит, поскольку на ТВ лишь иногда говорят рядом с этим словцом, что это «предварительные выборы». Причем, коль ТВ избегает говорить длинные русские слова, то можно ведь и лаконичнее – «предвыборы».
Скорее всего, и народу в «Кофе-хауз» на Невском пришло бы больше, если бы в витрине не было массы информации о кафе на американском, и ничего – на русском. Спрашиваю официантку: «К вам приходят всё сплошь иностранцы?» Отвечает: «Нет, практически все русские». «А кто тут у вас главный?» «Вот – менеджер». Я его спрашиваю: «А как ваша должность называется по-русски?» Он, напрягая ум, так и не смог ответить… Да-а,.. это уже Иван, родства не помнящий.
«У вас никакого мэйджорного инвестора нет?» — спрашивает своего гостя в эфире ведущий на ТВ, а многие из журналистов и телеведущих вообще очень любят показать свою языковую западопродвинутость. В тот момент многим пришлось поломать голову: за кого их, зрителей, принимают? Хорошо, если тот, к кому это адресовалось, относящийся, видимо, к «продвинутым», как показалось, хотя бы предположил, о чем речь.
Собственно, на предположениях о чем речь мы теперь всё более и живем, когда вокруг в сфере понятий кишит иноязычие, бурлят американизмы. А не оттого ли и бестолковости в России всё больше?
Ведь даже на главных телеканалах доходит до смешного. Так, на Первом канале группы чемпионата мира по футболу называют Эй, Би, Си,.. и т.д., по-американски, а на РТР – А, Бэ, Цэ — по европейски, как это произносят во всех европейских странах, кроме Великобритании. Забавно, что когда у Первого дошло до группы Е, как она зовется по-европейски, а согласно американизированным понятиям Первого, это группа И, то на Первом наступило замешательство, и там стали пояснять, что это вообще-то группа Е.
Хотя вообще-то и РТР немало сыплет американообразия, например, как-то заблудилось в своих новостях: поляка Сикорского просклоняли, и тут же его визави поляка Ростовского не просклоняли, как в Америке. Получалось у РТР: «Прослушали Сикорского, который говорил с Ростовски». И таких ошибок с польскими фамилиями в наших СМИ уйма. Рядом в одном тексте — «у Ольбрыхского» и через фразу «у Вишневски».
А телереклама вообще учит: «Болеем за сборную с Кока-Кола». Явно, с больнойголовы сочиняли.
Вообще, если говорить по-американски, то можно будет слышать немало забавного. И не только смешные Пи-Си да Си-Си, или «стайл» вместо «стиль», но и — «Ивак», «Иван» вместо Ирак, Иран, как слышим это из уст миротворца Обамы. Более того, название нашей страны звучит у не владеющих раскатистым звуком Р американоговорящих как «Ваша».
Но вот намедни в этой путанице названий и смыслов произошло примечательное событие.
Наконец, странное заморское слово «диверсификация» как бы открыло свое личико. Простодушные-то люди давно догадывались, что это слово происходит от слова «диверсия», но их вводило в заблуждение употребление его у мыслителей из сферы экономики в каком-то другом контексте.
И вот — для простодушных, и не только — всё соединилось.
В СМИ прозвучали сообщения, что США хотят помешать строительству газопровода из России в Южную Европу и навязать поставки своего газа под флагом… диверсификации поставок газа в Европу. Для чего они даже, как говорят наши СМИ, и всю кровавую заваруху в Украине спровоцировали и теперь всё более раскочегаривают её против интересов России.
Вот и получается, что всё же диверсификация – это надо понимать как попытку совершить диверсию… Тем более, что на днях и глава правительства говорит: «Идет диверсификация нашей экономики»… Ведь именно так!
Умные тут иронично хмыкнут… Но тогда вы, умные, подыщите русское слово тому заимствованному понятию. Или русским ума не хватает изобретать? Или воли? Или русским мешают не русские? Неужели их в России больше?
США сейчас придумывает разные санкции в отношении России, рассчитывая ослабить её. Представьте себе: а вдруг Америка введет санкции на употребление американизмов в русском языке!… С целью расстроить её экономическую и культурную сферу, где это наиболее распространено. В России же начнется хаос!
Пожалуй, Россия должна готовиться к такому повороту.
Конечно, это странно — так лечь под американщину в родном языке в условиях, когда Россия находится уже чуть ли не в военной конфронтации с Америкой. В то время как в Европе вообще куда позитивнее относятся к США, и при этом везде уважают родной язык, и порой очень твердо отстаивают его применение на уровне закона. В том числе штрафуя СМИ и публичных деятелей за иноязычные заимствования, как в Испании, например. А послушайте соседей изФинляндии, куда многие наши так любят ездить. С большим трудом американообразное слово услышите.
В 2014-м мы отметили 100 лет с тех пор, как ввиду агрессивного поведенияГермании, в России встрепенулись на тему защиты родного языка. Даже столицу переименовали с немецкого Петербург на русский Петроград.
А в 2012-м мы отметили 200 лет со времен наполеоновского вторжения в Россию, когда до потери нацсознания увлеченная французским языком русская элита вдруг спохватилась и перешла на родной язык. Знаменитый филолог Шишков научил тогда Россию говорить по-русски. Для многих это оказалось открытием.
Где наш современный Шишков?
Такое наше нежелание подбирать слова из родного языка появившимся новым понятиям, примитивное заимствование, не говорит ли о том, что русский человек менее — нет, не креативен, а творчески активен, нежели европеец? Не оттого ли и производительность труда у нас гораздо ниже, чем в Европе. Всё связано.
Вот такой «коммент», как говорят ныне «продвинутые».

 

Язык ваш — враг наш

0

Язык ваш — враг наш               МК   В   ПИТЕРЕ

    Павел Яблонский

 

Через сколько лет русские заговорят по-американски?

 

26 февраля 2014 в 17:51, просмотров: 1019

 

Международный день родного языка — «грустный праздник». Особенно если послушать наших телевизионщиков, бизнесменов и чиновников, которые не хотят или не могут нормально говорить по-русски.

Язык ваш — враг наш

         Америка не сходит с языка
21 февраля на Олимпиаде два комментатора раз восемь подряд называли немца Пауля Берга на американский манер: то Полом, то Паулом. И таких примеров немало: немцы Петеры почти все стали на нашем телевидении Питерами. Одно время словацкого хоккеиста Хару наши комментаторы упорно называли Чарой. Дело в том, что «Chara» читается по-европейски как «Хара», а по-американски — «Чара».
Просто мука у спортивных телеведущих со славянскими женскими фамилиями. Их почему-то перестали склонять. Например, вместо «с Агнешкой Радваньской» говорят «с Агнешкой Радваньска». Но хуже всего того, что такие фамилии в последнее время у нас теряют и женскую принадлежность. Их произносят теперь, как в Америке: «С Агнешкой Радваньски».
На Олимпиаде появилось у комментаторов слово «сервисмен».
А уж как любит американизмы сфера бизнеса! Торговцы убеждены, что втюхивать товар с помощью «флаерсов» проще, чем с помощью листовок. Слово «магазин» вообще забыто, только «маркеты», «супермаркеты», «гипермаркеты». Может, потому и качество продуктов в них куда хуже прежнего, магазинного?
У бизнесменов и чиновников нередко можно услышать даже не просто «инновации» (вместо русских слов «нововведение», «внедрение», «новаторство»), но и такие перлы, как «ввести новые инновации». Да и модное «инвестиции» — это всего лишь забытое «капиталовложения». Даже «кризис» некоторые уже зовут «крайзисом». Наверное, чтобы не так пугал.
          Сбрендить от франшизы
На днях в одной телепередаче по поводу современной музыки за несколько минут прозвучало столько модных словечек и оборотов, что вообще туши свет: «сделали ремастеринг», «я услышала на саундчеке», «фронтмен группы», «хедлайнер», «на нашем лейбле».
С музыкальной сферой соперничает киношная. «Саспенс», «байопик», «сиквел», «приквел» — этот мусор обрушивают на мозги зрителей. «Он сыграл роль в одной из советских франшиз «Гардемарины, вперед!» — говорят на ТВ. Смотрю в «Википедии»: «Франшиза — объект договора франчайзинга, комплекс благ, состоящий из прав пользования брендом и бизнес-моделью франчайзера». Сбрендить можно!
Даже как бы «народная певица» Пелагея на «Голосе» их «красную комнату» называет «рэд рум».
В общем, такой у нас в России почти языковой «евромайдан» — европеизация по-американски. То есть американизированная субкультура меньшинства агрессивно рвется на просторы культуры всей нации. Да-да. То, что именуется у филологов англицизмами, это по сути американизмы, что подтверждает и авторитетнейший филолог Людмила Вербицкая.
А ведь работа над родным языком идет во многих странах. Например, «компьютеру» во Франции подобрали слово «комадёр». А в Чехословакии — «почитач».
— Несколько десятилетий назад у нас во Франции была мода на ТВ — употребление англицизмов. Но современное общество это уже не воспринимает. И, если кто-то на экране любит такие слова, это кажется выпендрежем и плохо воспринимается в обществе, — говорит директор Французского института в Петербурге г-н Гранж.
            Чиновники трендят и спикают
У нас подобным выпендрежем занимаются чиновники, включая самых высокопоставленных. Им тоже трудно заставить себя говорить по-русски. Так и тянет не только к «Мерседесам», «айфонам» и «айпадам», но и к заграничным словечкам. Например, такому, как «тренд». Русское слово «тенденция» забыто. И все они теперь «трендят»… «Ораторы» и «докладчики» поголовно превратились в «спикеров». Неловко, стыдно стало у нас говорить по-русски. Дешевые понты выдаются за нечто стоящее.
А ведь бывало и наоборот: с началом Первой мировой войны пробудившееся русское самосознание привело к переименованию Петербурга в Петроград. А еще раньше нашествие Наполеона — к отказу русской элиты от модного офранцуживания языка.
В Год российской культуры нам тем более следовало бы обратить взор на страны, где, например, есть не только закон о языке, но и госучреждения, которые публикуют рекомендации — как заменить на родном языке то или иное заграничное слово. А кое-где, например, в Испании, за нарушение этих рекомендаций даже штрафуют.
Фото: club.itdrom.com
Вверх