Капитализм или социализм —

вот в чем вопрос

 

Вслед за Майклом Муром с его фильмом 2009 года «Капитализм. История любви» на днях появилась возможность увидеть взгляд и современного российского автора на эту тему, которая всё более актуализируется в год столетия Октябрьской социалистической революции, конечно же, Великой, как к ней ни относись.

Президентская библиотека совместно с Молодежным центром Союза кинематографистов Петербурга показала большой документальный фильм-исследование не кого-нибудь, а доктора философских наук, профессора, к тому же создателя фестиваля «Киноликбез» Вячеслава Корнева.

«Наша команда в данном сюжете в качестве сверхзадачи рассматривает тему „Кинематограф в обществе потребления“, – сказал, открывая заседание киноклуба, молодой философ Корнев. – Картина относится к редкому жанру социально-философского эссе, это попытка интерпретации общества, которое сегодня называют как угодно – информационным, технотронным, постмодернистским, – но не капиталистическим. Будем вместе разбираться в „измах“, возможно, это не так зрелищно, зато интересно».
В своем кино-анализе автор расследует злочинства системы капитализма, и подает всё это, как именно систему, которая нивелирует личность человека, деформирует, и даже разрушает её. Главное, что прежде всего важно для капиталистического мира, считает автор, – превратить человека в потребителя. И это так и есть. Это и не скрывается капитализмом. Бизнесу надо крутиться, наращивать обороты, прибыли…
Молодежь в зале сидела до конца, Некоторые, те, кто постарше, уходили.
Многое в фильме правильно проанализировано, точно подмечено. Верно схвачено, например и то, что современный мир капитала всячески поощряет ночную жизнь во всевозможных увеселительных заведениях. Но на той констатации и ограничились. А почему поощряет? Думается, потому, что в ночном угаре у молодежи уходит реалистичность и критичность восприятия мира и всяких ложных и просто опасных прелестей жизни, которые пытается ему втюхать капитализм, всякий сомнительный и даже преступный бизнес мира капитала.

Однако всё время приходилось думать: а ведь социалистическая система тоже много чего перегнула, было время, даже — очень и очень, когда просто по решениям властей уничтожалось огромное количество людей, своих граждан.
Да и в более светлые времена социализма многие люди испытывали всякие ограничения, несвободу в сфере экономической деятельности, политической, многих проявлений своей личности. Мы не говорим, конечно, об антиобщественных и криминальных проявлениях, которые квалифицируются как таковые в подавляющем большинстве цивилизованных стран.
А ведь в том гнусном капитализме у людей была (и есть сегодня) возможность всё же куда более реального выбора — быть рабом системы или нет, даже можно было уехать в другую страну, хоть и в социалистическую. Просто отвязные прелести делают многих рабами этих, разлагающих зачастую, прелестей.
И всё же, как бы то ни было, но социалистический мир подтолкнул капитализм сделаться человечнее, немало изменить у себя в пользу человека труда. А некоторые капстраны вообще многое от социализма заимствовали и по-своему развили, дав миру понятие «скандинавский социализм», который куда более заботится о человеке, чем это происходило в классических соцстранах или капстранах – США, Англии, Франции…  В Швеции, Финляндии, Норвегии, Дании оказался создан куда более серьезный экономический и социально-правовой базис для благополучной и свободной жизни своих граждан.
Впрочем, если говорить о таких капиталистических образах, как образ США, то приходится констатировать, что в те годы, когда у нас приукрашивали свой социализм, и когда наши социалистические международники рассказывали про американский мир негатив, то про тот мир, пожалуй, как теперь убеждаемся, они говорили правду… просто, не всё договаривали.
Представляется, что человек со светлой душой, и если он ещё и мечтатель о благе людей, такой не может не быть социалистом-коммунистом… Кроме ярых антикоммунистов и тех, кто сосредоточен, прежде всего, на себе. Другое дело —  как же на земле нашей грешной всё обустроить так, чтобы сложить хороший социализм. Вот озвучивалась ведь у нас в стране несколько десятков лет назад идея конвергенции капитализма и социализма… Но всё вдруг стремительно завертелось и перестроилось-перемололось руками неумелых и управляемых извне трансформаторов, что привело к распаду страны.
И тогда на каком же нам теперь экономическом базисе что-то процветающее строить — начнем хотя бы с этого, —  коль разрыв огромной единой экономической системы СССР пошел по границам республик, переориентировав ряд тесно интегрированных было в общую народно-хозяйственную систему территорий в экономическое и военно-политическое пространство другой объединяющей системы? Да ещё и превратив эти государственно-территориальные новообразования порой чуть ли не во врагов России.
Остается верить теперь, как предлагают наши власти — всё бывшие коммунисты, — если не в коммунизм, то в Царство Божие. За него они – настанет оно или нет — ответственности никакой не несут. Просто закрывают прежние очаги социалистического/коммунистического мировоззрения – клубы — и открывают очаги мировоззрения религиозного — храмы. Иди и молись. А мы на себя былой ответственности за построение светлого будущего не берем. Тем более, что Россия называется ныне не социалистическим, а социальным государством. При том, что разрыв в доходах между богатыми и бедными в социальном государстве беспрецедентный по сравнению с десятками не социальных капиталистических государств.
Что ж, уверуем. Без веры нельзя!

Фото Павла Яблонского