Немало  нынче едких и ироничных заметок разных свободолюбцев  в сетях в адрес тех, что в ответ на снос памятника маршалу Коневу в Праге в России  предлагают  переименовывать улицы, станции метро, названные в честь личностей или городов недавно ещё братской Чехословакии.

    Но  хочется заметить, что в освобожденных  от фашизма странах Восточной Европы в эпоху «рассвета  демократии»  энергично  меняли ещё начиная с  90-х  названия улиц, площадей, станций метро, связанных с нашей страной. Давно изменили, в частности,  названия станций,  улиц с упоминанием Москвы.  Так, в Праге  метро  «Москевска»  («Московская»)  стала «Андел», в честь расположенной тут  пивной «Андел» (в переводе – Ангел). Хотя забавно, но в оформлении станции до сих пор сохранилась надпись «Москва»,  также оказалось не вытравить пока  и фрески с образами космонавтов,  в рядах  которых был когда-то, кстати, и знаменитый чех Ремек,  не справиться пока  на «Ангеле» и с советским флагом.    

      Нет с 1989 года Площади Красноармейцев, что в честь Красной Армии – освободительницы страны. В Братиславе  — подобно. Много лет как исчезла здесь и улица освободителя  Словакии Малиновского. Более того, если в России  до сих пор есть улицы Гашека, то в некогда братских странах  исчезли улицы Толстого, Достоевского, Пушкина, Гоголя, Чехова, Гагарина…  А ведь это мировые имена, а не «советские», не «коммунистические».

    А вот в России  везде сохранились не только улицы Пражская, Братиславская, и одноименные  станции метро, но и Бухарестская. Это при том, что современная Румыния с ненавистью стёрла всё, что было связано с нашей страной и идет в авангарде противостояния России, с энтузиазмом участвуя в создании ударного  натовского ракетного кулака.   

    Но интересно, что известный 80-летний  французский композитор  Владимир Косма, румын по происхождению, который уехал во Францию в 1963  году, поведал в интервью нашему телеканалу «Культура», что Румыния, оказывается, «была захвачена» фашистской Германией. Так нынче воспроизводится история. Хотя у нас-то  хорошо знают, что Румыния при Антонеску была блоковым союзником Германии. Именно румын помнят, как оккупантов, в Одессе, которые расстреляли 20 тысяч одесситов, и которые под Сталинградом   лишились аж 18 дивизий. Что они там делали?.. Хотя сегодня в Украине, может быть,  трактуют их, как добрых  союзников в борьбе с Россией.  

    А ещё Косма рассказал, как румыны в 1945-м с энтузиазмом приветствовали русских освободителей, пели русские песни, от души приняли русскую культуру, строили в те годы новую Румынию, вдохновляясь примером  Советского Союза. Косма сам, по его признанию, очень любил русскую музыкальную культуру, и когда переехал во Францию,  пытался использовать этот  богатый музыкальный багаж, но там это никого не интересовало, там увлекались американской  культурой, джазом и  т.п. И  композитор  перестроился.

      Обо всём, что было в Восточной Европе от начала 90-х  у нас, как правило, многие не знают, когда «либерально» иронизируют по поводу сноса памятника Коневу в Праге и намерения ответить  сносом памятника, посвященного «одному из чешских деятелей»,  в России,  как говорит о. Илларион. И не только он. И вот уже  говорят о необходимости переименовать  у нас  Пражскую улицу, метро «Пражская».

   А ведь представьте  себе, у нас не переименованы даже улица Варшавская, Гданьская!… Не ответили мы на польские  «мероприятия» по сносу памятников, и вообще за всё про всё.

   А уж сколько было в бывших братских странах улиц в честь Сталина, Ленина, Луначарского… Об этом и не говорим.

    Хотя, почему же в Париже ещё есть улица Сталинград?..  Видимо, потому, что они не хотят кому-то нравиться, как  наши бывшие союзники, которые переметнулись к  более  богатым. Французы уважают себя, сложившуюся систему ценностей, хотят  нравиться себе. Знают: Сталинградская битва – решающий перелом   в борьбе с фашизмом.

    Но!.. Фокус в том, что реализовать намерение снести чехам  что-то в ответ не просто, у нас и не сыскать памятников  с чешскими деятелями для показательного сноса. Можно обнаружить скромный бюстик во дворе  Петербургского университета первому президенту  Чехословакии Масарику. Да еще есть  скромный памятник Ярославу Гашеку  во дворе московской библиотеки иностранной литературы, и в небольшом волжском городке   Бугульма, он там  пребывал  в составе Чехословацкого  корпуса в 1918 году.

     Предлагают в ответ снести памятники чешские у нас. А их нет!

                            Павел Яблонский