ГАТЧИНСКИЕ  РАДОСТИ, СТРАННОСТИ  И  ПРЕВРАЩЕНИЯ

ГАТЧИНСКИЕ РАДОСТИ, СТРАННОСТИ И ПРЕВРАЩЕНИЯ

В Гат­чи­не 2 октября за­вершился Международный кинофестиваль «Литература и кино».

Основные награды оказались следующие:

За луч­ший не­иг­ро­вой фильм – «ЗА ЧЕМ ПОЙДЕШЬ, ТО И НАЙДЕШЬ…», ре­жис­сер Ма­ри­на Чу­вай­ло­ва, Рос­сия.

За луч­ший иг­ро­вой фильм – «ПОСЛЕДНЯЯ «МИЛАЯ БОЛГАРИЯ», ре­жис­сер-по­ста­нов­щик Алек­сей Фе­дор­чен­ко, Рос­сия.

За луч­шую ре­жис­су­ру – Алек­сей Фе­дор­чен­ко ре­жис­сер-по­ста­нов­щик филь­ма «ПОСЛЕДНЯЯ «МИЛАЯ БОЛГАРИЯ», Рос­сия.

За луч­ший сце­на­рий-эк­ра­ни­за­цию – «ЭСАВ», по од­но­имен­но­му ро­ма­ну Меи­ра Ша­ле­ва (Из­ра­иль), ре­жис­сер-по­ста­нов­щик Па­вел Лун­гин, Рос­сия.

                      Что-то крутое в потрепанных джинсах

Некоторые уважаемые персоны, из рядов членов жюри Международного кинофестиваля «Литература и кино» выходили на сцену, и не раз, чтобы вручать призы, почему-то в затрепанных джинсах. Удивительно ещё, что никто не выходил в рваных штанах, что было бы вполне возможно, скажем, если дело было бы в Москве, в некультурной столице. Ну а актрисы, слава Богу, вообще понимают, пока, что и рваньё, и даже татуировки делают их профессионально мало пригодными.

Потрясающе, но выходившие на сцену самого культурного кинофестиваля «Литература и кино» некоторые деятели русской культуры не раз, когда надо было выразить восхищение, произносили единственное слово из современного лексикона «КРУТО». Оно нынче заменяет всё богатство эпитетов русского языка. Ведь сегодня уже не услышите «прекрасно», «великолепно», «восхитительно», «потрясающе» и даже «здорово». Только — «круто». Всё лучшее и прекрасное превратилось просто в крутые яйца.

А в зале было немало представителей культурной интеллигенции столичной ныне Гатчины и, конечно, интеллигенции петербургской, хоть зал был и не полон, не кино-жвачку всё же представляют.

                           Теперь почему бы и не Гатчинская область

ГАТЧИНСКИЕ РАДОСТИ, СТРАННОСТИ И ПРЕВРАЩЕНИЯ

Кстати, о Гатчине. На сцене один из лауреатов запутался, в какой же стольный город он приехал на фестиваль за призами. И назвал Гатчину «столицей Гатчинской области». Возможно, он так острил.

Позже мне довелось побеседовать с местными жителями на тему переименования и перенесения. Они считают, что делать Гатчину столицей Ленинградской области, о чем недавно было принято областными властями решение, вообще нелепо при наличии регионального мегаполиса в центре её — Петербурга. Во-первых, ездить, скажем, из Лодейного Поля на поклон к областным властям придется не легко. Сначала – всё равно надо будет ехать в Петербург, потом же пересаживаться на транспорт до Гатчины, который и ходит не просто. Нелепо и то, что мегаполис этот — есть крупнейший центр региона, под названием Санкт-Петербург, со своим губернатором, при этом – без губернии, а Гатчина вдруг выскочила столицей Ленинградской области! Потому-то и просится теперь у многих называть не Ленинградской, а Гатчинской областью. Так заодно анти-ленинцы избавляются от имени Ленина. Остальная же страна Россия вообще в этом не разберётся.

И ведь странно, думают местные розмыслители, почему бы не объединить город и область в один регион, как это уже не раз делалось волей столичной власти в последние годы в отношении других регионов. Да и назвать регион компромиссно для всех: Петроградская губерния, как до Ленина и было, с административным центром Петроград (Свято-Петроград), коль мы уже тем более и не стелемся перед западом, как в 1991-м. Уж как мы тогда хотели западу понравиться, но он отверг нашу страсть.

Областные образованные и интеллигентные собеседники мои напоминают, что западо-поклонный Пётр ненавидел всё русское, вместе с её православною церковью, что выразилось во многих его действиях. Поэтому стоило бы именовать город не по-немецки, как навязал это со временем Бирон, переименовав из голландского поименования города Санкт-Питербурх Петром, а по-русски, как поименовал его в 1914-м последний представитель той же династии Романовых император Николай II: Петроград.

А то при западопоклонных возбуждениях 1991 года могли вполне из любви к Америке назвать город и по-американски, Питёрзбёрг, И сделать побратимом-тезкой скромного американского городка Питёрзбёрг.

 

Павел Яблонский.